Министр Ткачёв об
На главную  |  Зерно-Weekly  |  Сельхозтехника  |  Форумы  |  Объявления  |  Товары  |  Подписка
  22 октября  2017г. Воскресенье             Реклама на сайте  





3 марта 2017 10:10


Министр Ткачёв об "удивительном сыре, хлебе" и других проблемах продовольственной безопасности

Тему продуктовой безопасности, качества хлеба в Москве, а также итоги программы импортозамещения министр сельского хозяйства Александр Ткачев обсудил в беседе с обозревателем «Коммерсантъ FM» Дмитрием Дризе в ходе инвестиционного форума в Сочи.

— Давайте поговорим о программе импортозамещения, разговоры о санкциях и об их возможной отмене не прекращаются. Например, производители говорят, пишут письма президенту, просят сделать их бессрочными. Насколько успешной можно считать программу импортозамещения? На какой она стадии находится?

— Мы можем приводить десятки примеров того, что она успешна. Самый главный, очевидный факт: еще три года назад — не пять, не десять — полка в обычном российском магазин или большом гипермаркете, в торговых сетях принадлежала на 60-70% импортным товаропроизводителям. Это очевидный факт, и я думаю, что все, наверное, помнят это. Сегодня ситуация в корне поменялась: мы на 90%, даже больше, имеем полку, заполненную отечественными продуктами питания с разных территорий, из разных уголков. Это чудо произошло лишь потому, что мы нарастили объемы производства и заместили этот импорт.

Посмотреть еще раз

Отмена

— Насколько удалось увеличить объемы производства отечественной продукции за последний год?

— В денежном выражении мы прибавили порядка 40-50%. Если в объемах производства, то по таким направлениям, как мясо свинины, мясо птицы мы закрыли позицию. Хотя вы помните — «окорочка Буша» и все это было в большом дефиците, мы зависели от Европы, Америки, Австралии, Канады.

— Но вот с производством говядины есть проблема.

— Мы закрыли позиции по зерну, по растительному маслу, по многим крупам, по муке, по сахару, по картофелю. Мы прибавили значительно по овощам, мы серьезно наращиваем производство фруктов в собственной стране. По молоку у нас есть стратегия развития —мы имеем дефицит молока в стране.

— Где еще остались проблемы?

— Говядина, молоко, овощи, фрукты — вот четыре направления. Есть государственная программа поддержки этих отраслей. Я уверен, через пять-семь лет мы решим и эти проблемы.

— Есть мнение, что качество нашей продукции падает, особенно в последнее время, потому что не хватает ингредиентов, возможно, импортных, кроме того, надо сдерживать цены, чтобы они не росли…

— Ничего подобного. Конечно, в семье не без урода. У нас есть определенные сегменты с проблемами, но…

— Допустим, сыр дешевый — его есть теперь невозможно.

— Почему? Слушайте, давайте в магазин вместе пойдем, посмотрим!

— Я хожу в магазин.

— Я тоже хожу. Подавляющее большинство сыров удивительного качества. Есть же более высокие сегменты.

— Еще одна проблема — качество хлеба. Особенно в Москве ужасное качество хлеба, это я могу вам как потребитель сказать.

— Я тоже ем не американский хлеб, как вы понимаете, а, естественно, отечественный.

— Некоторые эксперты объясняют ситуацию тем, что отрасль увлекается экспортом зерна, а отечественному потребителю и покупателю не остается.

— Нет такой проблемы. Мы муку делаем примерно из 10 млн тонн зерна, всего 10 млн тонн идет на продовольственные цели. А в стране, как вы помните, урожай 115 млн. И в основном это четвертый класс, 70% — это четвертый класс, экспортная позиция. А муку, то есть хлеб, мы делаем из зерна третьего класса на 70%. Поэтому цифры сами за себя говорят, у нас нет дефицита. Продовольственная пшеница достаточно высокого качества, и хлебобулочная промышленность работает достаточно ритмично, у нас есть хлеб разного вида, большой выбор. Если вам не нравится, допустим, одна разновидность хлеба, условно, какое-то наименование, так поменяйте позицию — покупайте другой хлеб.

— Я пробовал. В Москве очень плохой хлеб.

— Я с вами не согласен ни в коем случае. Обычный российский хлеб.

— Вы считаете как министр, что проблемы такой нет?

— В таком масштабе, о котором вы говорите, нет. Я еще раз говорю: в семье не без урода, бывает отдельная партия, бывают отдельные производители. Но в массе своей хлеб достаточно приличного качества.

— И по всем продуктам качество на уровне? Министерство это контролирует?

— Роспотребнадзор контролирует, это не министерская функция. Тем не менее, мы тоже ситуацию мониторим, отслеживаем.

— Вы меня поправьте, если я не прав, но сейчас складывается такая ситуация, что главенствуют в сельском хозяйстве в основном крупные компании, крупные корпорации, а вот фермер-частник, условный пахарь как бы вытесняется. Есть ли такая проблема? Какие тенденции в сельском хозяйстве — тренд все-таки на укрупнение бизнеса или можно пробиться фермеру-частнику?

— Доля ВВП фермера в сельском хозяйстве 12%. Ее нельзя недооценивать.

— Это много или мало?

— Но нельзя и переоценивать. Конечно, мы только в начале пути. Фермеры производят чуть больше 10%, а 90% производят средние и крупные холдинги, компании, предприятия. Мы что, искусственно будем загонять всех фермеров, да? У нас в начале 90-х так было, собственно, ничего хорошего в этом не было. Я думаю, что структура будущего промышленного бизнеса в России будет примерно такой: 60% — крупные компании, средние компании, а 40% — фермеры. У нас растут объемы фермерского движения, растет количество фермеров, но и качество улучшается, очень неплохо работают кооперации. Фермеры тоже объединяются, чтобы быть более рентабельными, более конкурентными и так далее. Мы недавно проводили съезд фермеров — много было вопросов, много проблем. Но мы их решаем, мы держим руку на пульсе, мы понимаем и слышим фермеров. Целые программы поддержки — это и гранты, и льготное кредитование, и так далее. Мы считаем, что фермерство — это будущее России.

— Но запрос есть? Люди идут в фермеры?

— Конечно, идут.

— «Дальневосточный гектар» как-то стимулирует это направление к развитию?

— Это только начало новой программы, это немного другое. Это больше похоже на личные какие-то подсобные хозяйства, небольшие земельные угодья для того, чтобы человек, наверное, прежде всего, кормил свою семью или строил дом. Фермер — это и 20 га, и 100 га, и 1000 га у нас в стране. Есть крупные фермеры. То есть это несколько другая категория людей и бизнеса.

— Вы же были инициатором уничтожения, как известно, санкционной продукции, которую возят через границу контрабандой. Вам не кажется, поторопились с такими радикальными мерами, что можно было как-то иначе распорядиться этими продуктами?

— Ничего подобного.

— Многие считают, что жалко уничтожать еду.

— Не жалко уничтожать некачественную продукцию.

— Думаете, она некачественная?

— Думаю, да. Кроме того, мы должны жестко пресекать деятельность тех, кто занимается контрабандой, как еще? Тут должна еще и уголовная ответственность быть. Вы попробуйте в мире, в любой цивилизованной стране европейской или в Америке завести продукт и некачественный, и, условно, в обход закона. Вам закроют предприятия, оштрафуют, будет уголовная ответственность, вот и все.

— Если так случится, что завтра санкции отменят, к этому готова наша промышленность?

— Готова.

По этой статье комментариев нет. Обсудить новость
Источник: КоммерсантЪ
Ключевые слова новости
География новости
Переслать на E-mail
Адрес новости: <http://www.zol.ru/n/2920e>


  Предложение для СМИ и авторов.

Мы предлагаем СМИ и независимым авторам принять участие в формировании новостной ленты нашего сервера, посвященной проблемам агрорынка. Все присланные Вами материалы будут опубликованы, при условии соответствия тематике сервера и сопровождаться ссылками на Вас и Ваш ресурс в сети Интернет.
По всем вопросам обращайтесь: Отправить письмо