РЕГИСТРАЦИЯ
НОВОСТИ
АНАЛИТИКА
ИНСТРУМЕНТЫ РЫНКА
СПРАВОЧНИК
СЕЛЬХОЗТЕХНИКА
УЧАСТНИКАМ
СЕРВИС
ПОИСК ПО САЙТУ
Введите слово или фразу:
Искать в разделе:


Нехлебное дело. Отсутствие четкой экономической программы государства и чиновничество приведут Россию к новому застою

30 апреля 2008 09:39


На примере предприятий «Белстар-Агро» Григорий Федяков может наглядно показать, что в России для развития производства до сих пор больше сдерживающих факторов, чем поддерживающих.

Забыть о модернизации?

Начнем с диалога, которым заканчивался наш недавний разговор с председателем совета директоров ФПГ «Белстар-Агро» Григорием ФЕДЯКОВЫМ. Мы его спросили о том, какова его мечта.

- Конечно, мечта есть, - сказал Григорий Викторович. - И заключается она в том, чтобы выстроить интегрированный холдинг, объединяющий предприятия с самыми передовыми технологиями, которые позволили бы вырастить на них молодое поколение, служили бы примером того, как в нашей стране можно и нужно вести бизнес.

- И на какой стадии достижения этой мечты вы сейчас находитесь?

- Ниже ватерлинии, и скорее тонем, чем всплываем. Больше скажу: у меня есть ощущение, что сегодня мы идем не в сторону развития и передовых стран, а в группу социально отсталых государств типа Венесуэлы. Есть сырье - есть возможность размахивать руками, а о новых технологиях, достойных условиях для бизнеса, модернизации экономики говорится только для вида...

Экономическая подоплека такого, прямо скажем, неоптимистического определения понятна. На фоне разговоров об экономическом росте, декларируемой политики диверсификации российского хозяйства в пользу развития перерабатывающих отраслей на деле-то происходят если и не обратные процессы, то явное замедление темпов роста. На практике все плюсы госбюджета формируются из роста мировых цен на энергоносители.

Тем временем дорожает и другое сырье - зерно. К стратегическим ресурсам его в последние десятилетия относили как-то мало и относились соответственно. Хотя понятно, что нефть люди каждый день не едят, и, да простят нас за крамолу, нанотехнологии тоже на хлеб не намажешь, а вот сам хлеб - продукт повседневного спроса ВСЕХ российских граждан. И вот случилось: пшеницы в мире оказался большой дефицит. В России ее предостаточно, но она, как и нефть (что почему-то считается естественным процессом), день ото дня дорожает и внутри страны. Это было бы нормально при двух условиях: если бы соответствующими темпами росли цены на готовые хлебобулочные изделия и одновременно - доходы населения. Но государство превратило хлеб в политический инструмент и цены на него регулирует в соответствии с графиком выборов, а львиную долю прибавки зарплат и пенсий съедает рост цен на услуги энергетических и транспортных монополий, которые в России приписывают инфляции.



Хлебный комбинат

Вне конкуренции

С точки зрения сказанного выше пример «Белстар-Агро» показателен тем, что это практически единственная на сегодня компания, которая с нуля создала в Белгороде совершенно новый, современнейший хлебный комбинат, проектные показатели которого сопоставимы с лучшими европейскими конкурентами. Сравнение неслучайное, так как в преддверии вступления России в ВТО Григорий Федяков не видит иного выхода для российского хлебопечения, кроме строительства новых высокоэффективных производств. Старые хлебозаводы с их технологиями полувековой давности при появлении конкурентов из-за рубежа обречены на вымирание. Но в том-то и парадокс, что даже новое производство в условиях постоянного удорожания сырья, энергоносителей и сдерживания цен на готовую продукцию перестает быть рентабельным! Вывод его на проектную мощность откладывается, так как развитие ситуации по сегодняшнему сценарию приведет уже к убыткам.

- Получается, что в России нормальным, рыночным путем развиваться нельзя, - говорит глава «Белстар-Агро». - Повышение затрат на производство и стоимость конечной продукции несопоставимы. С начала года цены на хлеб повысились всего на 10 процентов. В связи с этим иные месяцы приносили не только нулевую, но и отрицательную рентабельность. Мы понимаем, что хлеб - социально значимый продукт, и Правительство РФ прилагает все усилия, пытаясь сдержать рост цен на хлеб. Но это может привести к плачевным для хлебопекарной промышленности последствиям. Ведь работать в убыток даже во имя самых благородных целей невозможно.

Для работы в современных рыночных условиях необходимо получать хоть небольшую прибыль, чтобы реинвистировать ее в дальнейшее развитие производства. Надо учитывать тот факт, что уже несколько лет Черноземье стабильно держит одну из самых низких ценовых позиций на основные виды хлеба в России и только лишь административными методами. Но при этом никто не дает статистики, а сколько же предприятий-производителей хлеба позакрывалось.

Вы можете спросить, где граница роста цен? Если зерно дорожает на 10 процентов, цена хлеба прибавляет 1 процент. За последние два года цены на зерно в России выросли почти на 200 процентов, а на хлеб - не более чем на 50. Так что в нынешних экономических условиях, если обходиться без административных методов, цена готового хлеба может вырасти в два-три раза, и только после этого предпринимателям будет относительно выгодно производить хлеб, а не торговать зерном.

Но помимо нынешних ценовых перекосов, есть еще одно противоречие. Оно заключается в том, что мы привозим в страну новые западные технологии и оборудование, которые дороги сами по себе. Здесь несем все время растущие затраты на строительство, подключение к сетям, получение разрешающих документов. При этом я ведь должен обслуживать недешевый кредит на покупку оборудования, строительство, потратить год как минимум на отладку технологии, подготовку людей и вхождение продукции на рынок. И, еще ничего не выпуская, мы платим огромные налоги на имущество. Как нам конкурировать, например, с немцами, у которых этот налог действительно большой, но только на старое оборудование?! Там государство умной налоговой политикой на деле стимулирует обновление основных фондов.

Мы недавно купили у итальянского производителя линию по выпуску макаронных изделий, и он мне предлагает взять вторую - с рассрочкой платежа на пять лет! Стыдно, но мне пришлось отказаться, потому что сейчас мне вторая линия станет обузой.

Мне уже в глаза говорят: «А зачем ты строишь?» Вот и все. В Москве это на самом деле никого не интересует. В Тамбовской же области, например, видим живой интерес к тому, что сейчас пытаемся сделать на базе Токаревского комбината хлебопродуктов. Мы предлагали хотя бы гарантировать, что область погасит со временем ставку рефинансирования по кредитам на развитие производства муки, комбикорма, крахмала, клейковины. Однако у региональной власти есть желание помочь, но нет реальных ресурсов.

Так что все разговоры руководства страны о поддержке инновационной деятельности не более чем слова. А когда они расходятся с делами - это застой, и чем он закончился для СССР, мы все помним...

Подобен флюсу



Изготовление хлеба

Аксиома - если государство заинтересовано в развитии новых высокотехнологичных производств, оно участвует в этом процессе, создавая подушку безопасности для бизнеса от тех же конъюнктурных перепадов цен. И предприниматели не барахтаются кто как может. В мире-то тоже цены растут, и кризисные явления налицо. Но там ставки рефинансирования падают, а в России растут. И что делает президент: поручает вице-премьеру Кудрину разработать финансовую политику государства на 15 лет вперед.

- Я ничего не имею против финансистов, - говорит об этом Федяков. - Но если у меня перспективным развитием компании будет заниматься главный бухгалтер, мы придем к краху, ибо финансы - очень важная, но только одна часть жизни производства, и без увязки с другими направлениями деятельности - от технологий до подготовки рабочих - деньги превращаются в ничто. Тем более это нужно понимать на государственном уровне: деньги нужны для того, чтобы эффективно их вкладывать, в партнерстве с отечественным бизнесом. Без внятной, комплексной программы действий экономика чахнет, и все наши инвестиции оказываются никому не нужными. Получается, что чем больше мы тратим, тем бесполезнее эти вложения.

Но я полагаю, что даже если государство повернется к бизнесу лицом, решит реально стимулировать создание современных производственных мощностей, этот процесс похоронит армия чиновников всех уровней. Приведу один из множества фактов. Нам надо было получить согласование в налоговой инспекции: подпись по простейшему вопросу. Нет, говорят, положено через две недели. Проходит срок, нам говорят, что мы на одну цифирку или буковку ошиблись, и теперь надо еще две недели. Как будто за тридевять земель находимся, будто на дворе не 21 век и нет телефонов, чтобы поднять трубку и позвонить. Или, к примеру, из Калача в Таджикистан отправляем муку - неделю вагон оформляем! Таково обычное, повседневное отношение к бизнесу.

Напомню, что при советской власти у нас в Старом Осколе было 66 чиновников, включая работников райкома и райисполкома, сейчас 530! А дела лучше не идут. Потому, думаю, надо либо каленым железом, как при Петре Великом, выжигать такое отношение, либо чиновничество похоронит всякие надежды на развитие России. Как минимум, хотя бы у губернаторов должно быть больше прав в оперативном управлении федеральными ведомствами...

Нет возможностей - не будет и желания

На этот год у ФПГ «Белстар-Агро» только в воронежском Калаче намечалась обширная инвестиционная программа по строительству кондитерского и комбикормового заводов, по продолжению реконструкции в тамбовской Токаревке. Надо бы емкости хранения элеваторов увеличивать, так как потребности у производителей для этого есть. Но строиться-то, выходит, особого смысла нет. Простой пример: оборот компании с 1,6 миллиарда рублей в 2006 году за счет ввода новых мощностей в минувшем вырос до 4,6 млрд. Втрое! Но чтобы заполнить всего два элеватора под собственную производственную программу - это 250 тысяч тонн зерна, по сегодняшним ценам необходимо 2,3 миллиарда рублей! Где их взять - вопрос второй. А первый - стоит ли брать? Ведь возможности для дальнейшего роста снизились: доходов хватает только на латание дыр. И вместо того, чтобы за год, как планировалось, реконструировать хлебозавод компании в Воронеже, процесс придется растянуть лет на пять.

- И вы знаете, - сказал нам напоследок Григорий Викторович, - какое самое печальное следствие? Это изменение в настроении людей. Трое моих менеджеров, которые еще год назад связывали свое будущее с нашим бизнесом, ушли работать в Роснефть...

Комсомольская правда
Источник: Зерно Он-Лайн
Телеграм-канал https://t.me/zolnews
Читайте новости рынка в нашем мобильном приложении
Адрес новости: http://www.zol.ru/n/11960
Установите мобильное приложение Зерно Он-Лайн: