РЕГИСТРАЦИЯ
НОВОСТИ
АНАЛИТИКА
ИНСТРУМЕНТЫ РЫНКА
СПРАВОЧНИК
СЕЛЬХОЗТЕХНИКА
УЧАСТНИКАМ
СЕРВИС
ПОИСК ПО САЙТУ
Введите слово или фразу:
Искать в разделе:


От тресты до семечки. Плюсы и проблемы выращивания и переработки технической конопли в России

5 июля 2021 11:30

Возможный ассортимент итоговых продуктов, произведенных из технических сортов каннабиса, исчисляется десятками тысяч. Интерес к агрокультуре постепенно возрастает, но развитие сектора идет не такими быстрыми темпами, как в той же Европе. При этом конопля — неприхотлива, может выращиваться практически на всей территории страны и дает хорошую маржу

Интерес к промышленным посевам технической конопли в России стал возрастать с 2014 года. После введения ограничений на импорт сельхозпродукции из ряда стран увеличение объемов возделывания данной агрокультуры приобрело чрезвычайную актуальность, поясняет доктор сельскохозяйственных наук, главный научный сотрудник Федерального научного центра лубяных культур Валериан Серков. И уже в 2020 году общая площадь посевов превысила 10,5 тыс. га (в 2014-м — 2,4 тыс. га).

Посевы растут 

У технической конопли в нашей стране очень хорошие перспективы, уверен директор Института агробиотехнологий Российского государственного аграрного университета — МСХА им. К. А. Тимирязева, руководитель проекта «Росленконопля» Сергей Белопухов. «У нас много подходящей земли, а во всем мире спрос на коноплю увеличивается», — отмечает он. Обуславливает этот рост расширение сфер использования разных компонентов конопли. Ее рассматривают среди лучших заменителей хлопка, синтетических материалов, причем не только в текстильной промышленности, но и в автомобиле-, авиа- и судостроении, в медицинской, космической, оборонной, целлюлозно-бумажной, строительной промышленности и производстве спортивных изделий.

Есть у конопли и другие плюсы. Растение активно поглощает парниковый газ, производство строительных материалов и биополимеров на основе конопли также сопряжено с поглощением углекислого газа. Потому ее относят к углерод-отрицательным, то есть культурам, снижающим уровень СО2. Кроме того, для выращивания конопли нужно в 2-3 раза меньше воды, чем тому же хлопчатнику. Тем не менее развитие отрасли в России двигается очень медленно, считает Белопухов. По неофициальным данным посевы технической конопли больше, чем дает Росстат, но они все равно не превышают 15 тыс. га. При том, что только для пошива форменной одежды для разных ведомств (если такая потребность появится) понадобилось бы 70-80 тыс. га. И хотя число регионов, где агрокультуру пробуют выращивать, растет, количество крупных предприятий, производящих и перерабатывающих коноплю, использующих современную технику, сохранилось на прежнем уровне. И одна из причин, сдерживающих развитие сектора, — недостаток мощностей для глубокой переработки. 

Доля России на мировом рынке технической конопли не превышает 5% (по площадям и объемам переработки), знает президент Агропромышленной ассоциации коноплеводов (АПАК) Александр Смирнов. Среди мировых лидеров производства он выделяет Китай, Канаду, Египет, Австралию, Чили и Францию. В России же крупнейшими регионами по посевам являются Ивановская, Пензенская области и Мордовия. «Отечественных коноплеводов становится все больше, но крупных предприятий, имеющих посевы более 500 га, в стране на 2020 год можно пересчитать по пальцам одной руки», — утверждает эксперт. И хотя динамика развития отрасли, по его мнению, положительна, для полноценного развития требуются системные решения, в том числе по стимулированию производства новой техники и оборудования для переработки этой лубоволокнистой культуры. Правильным решением стало бы принятие отдельной программы по коноплеводству на федеральном уровне, уверен он.

Большая часть проектов в 2021 году реализуется в рамках небольших хозяйств с площадью под коноплей до 100 га в таких регионах, как Вологодская, Брянская, Ростовская, Саратовская, Курганская, Иркутская области, Хакасия, Башкортостан, Марий Эл, Ставрополье, отмечает Белопухов. О значительном расширении сева данной агрокультуры в нынешнем году заявлено в Челябинской области (1,2 тыс. га) и Приморском крае (500 га).

Наиболее успешно коноплеводство развивается в традиционных для этой отрасли регионах — Курской (агрофирма «Южная»), Пензенской (ГК «Коноплекс»), Орловской («Дмитровск-пенька») областях, Мордовии («Мордовские пенькозаводы» совместно с компанией «Кона») и некоторых других субъектах страны. «Но на многих из этих территорий у конопли есть конкуренты: ее агроклиматическая зона сева совпадает с зоной возделывания подсолнечника и сои, — акцентирует внимание Белопухов. — Первый дает стабильно высокую доходность, обладает стабильным спросом внутри России, имеет возможность экспорта, мировая потребность во второй тоже растет — и рынок еще далек от насыщения. Поэтому конкурировать с ними в севообороте конопле непросто».

AI_Jule-07_WEB-45.jpg

Успешно выращивают лубоволокнистую культуру и в других областях: Нижегородской («Нижегородские волокна конопли»), Ивановской (Smart Hemp, «Шуя Коопродукт»), Псковской (КФХ «Пономаренко»), Вологодской (МПО «Посконь»), Ленинградской («Конопляныч»), Калининградской («Агробионика», «Агроальянс», КФХ «Капитан»). Причем, например, в последней посевная площадь технической конопли в прошлом году выросла на 32% (с 578 до 851 га), а валовой урожай по сравнению с 2019-м увеличился почти на 100% и достиг 721 т, акцентирует внимание Белопухов. О планах вырастить коноплю заявили аграрии Оренбургской (в составе «Хемп и Ко») и Астраханской областей.

Под влиянием спроса

Интерес инвесторов к технической конопле обоснован тем, что эта ниша совсем не заполнена, комментирует президент Ассоциации коноплеводов Юлия Дивнич. Россия только пытается влиться в международный тренд — в Европе и странах Северной Америки агрокультуру уже давно активно возделывают и производят около 35 тыс. наименований продукции из нее.

Техническая конопля может использоваться в продовольственном секторе, в промышленности, строительстве, автомобиле- и авиастроении, энергетике, рассказывает гендиректор УК «Коноплекс» (Пензенская область; по собственным данным, компания засевает самые большие площади конопли в России) Милена Александрова. Агрокультура обладает огромным пока не используемым экономическим потенциалом, она уникальна по доходности с 1 га, так как практически безотходна и имеет крайне широкое применение. «В нашей стране это направление только начинает свой путь, у него большие перспективы как в разрезе мировых трендов, так и в отношении национальных интересов, особенно с учетом вектора на импортозамещение и экологическую ответственность бизнеса», — говорит Александрова.

И так небольшой рынок продукции из конопли в России четко поделен между отечественными производителями, конкуренции нет, до насыщения внутренних потребностей далеко, констатирует директор «Мордовских пенькозаводов» Александр Кучинский. По его словам, глобальный тренд на здоровое питание, рост объемов продаж напитков из злаковых и орехов, отказ людей 40+ от активного потребления мяса наталкивают на мысль о том, что спрос на пищевые продукты из конопли будет расширяться. Ведь конопляный белок имеет уникальный аминокислотный профиль (содержит 18 из 21 необходимой человеку аминокислоты), подходит для производства функционального питания, белковых коктейлей, смузи и растительного мяса. «В конопляную отрасль инвесторы зачастую не идут из-за того, что очень мало знают о возможностях и плюсах этой культуры. Далеко не все уже в курсе, что техническая конопля почти не содержит психоактивных веществ, и считают занятие рискованным», — добавляет руководитель. 

Конопля — одна из самых недооцененных культур, полагает замдиректора компании «Медал» (занимается переработкой семян конопли, Челябинская область) Дмитрий Ильков. Из нее можно производить невероятное количество итоговых изделий, перерабатывая и стебель, и семена. При этом коноплю относительно легко выращивать, и делать это можно во многих регионах страны, что ценно, так как, к примеру, на юге и в Черноземье свободных земель практически не осталось. Сам «Медал» из этой агрокультуры делает, например, макароны. Также из нее можно производить белок, смузи, масло, муку, клетчатку и многое другое. 

В ближайшие годы должен произойти какой-то качественный сдвиг в переработке стеблей конопли, убежден замдиректора курской агрофирмы «Южная» Николай Баланюк. Должно заработать производство компании «Нижегородские волокна конопли» с современным европейским оборудованием и значимыми мощностями. Соответственно, потенциальные покупатели-переработчики будут понимать, что на рынке появились большие объемы качественного конопляного волокна, и уже всерьез станут рассматривать вопросы выпуска текстильной и другой продукции из него. 

Экологический тренд сейчас определяет спрос на продукцию из конопли, считает партнер компании «НЭО Центр» Владимир Шафоростов: это в основном масла, косметика, ткани и различные изделия из ткани. Этот рынок растет и имеет предпосылки к дальнейшему развитию. Сейчас ткани и изделия из конопли в Россию импортируются из Китая и ЕС. «Перспективы направления связаны как с развитием текстильной промышленности, так и с появлением в нашей стране качественного волокна из конопли», — говорит эксперт.

Лучше обстоят дела с пенькой и изделиями для строительства, но в отсутствие сырьевой базы серьезного масштаба в России это не приобрело. Но объемы выращивания сырья не могут расти самостоятельно, без мощностей для дальнейшей переработки, добавляет Шафоростов. Поэтому отрасль будет идти по пути производств полного цикла, прогнозирует он.

AI_Jule-07_WEB-46.jpg

Направления инвестиций 

Промышленные посевы технической конопли были широко распространены в дореволюционной России и СССР, достигая в отдельные годы почти 1 млн га, а экспорт пеньки и конопляного масла являлся одной из важнейших статей валютных доходов государства, напоминает Валериан Серков. В России агрокультура традиционно выращивалась для получения волокна и конопляного масла. Теперь же из обрушенных семян производят сладости, макароны, каши быстрого приготовления, конопляное молоко, энергетические батончики, протеин, смузи, салатные заправки, выпекают хлеб на закваске из конопляной муки. Пищевое направление — одно из самых распространенных и простых в плане финансовых вложений. Но продукты питания — и самая низкомаржинальная тема, акцентирует внимание Юлия Дивнич. 

Волокно из конопли — самое прочное растительное волокно на Земле, утверждает Серков. Из него, помимо пеньки, канатов, грубого полотна, изготавливают высококачественную одежду, обувь, белье. Износостойкость такой одежды и обуви в несколько раз выше, чем из других тканей. Ткань из конопли гипоаллергенна, лучше впитывает влагу, одежда из нее не теряет форму в процессе носки, а становится лишь мягче и удобней.

Ильков среди самых актуальных направлений в переработке конопли тоже называет именно текстильное. «В России сейчас ткани производятся в малых объемах, мы много импортируем, а конопля дает много волокна, по сбору с гектара она значительно выигрывает у того же льна, — рассказывает он. — И технологии позволяют выпускать и тонкое полотно, на постельное и обычное белье, и грубое, на брезент». Ткани из конопли обладают уникальными свойствами: они гигроскопичные, антибактериальные, антисептические и антигрибковые, дополняет гендиректор и учредитель Smart Hemp Максим Уваров. Вещи из них получаются весьма долговечными. Практически все крупные мировые бренды — от Levi’s до Hermes — уже запустили коллекции с тканями из конопли, знает он.

На основе конопляной костры производят строительные плиты, уплотнители, утеплители, гранулы для дорожного строительства, плиты для изготовления мебели. «Костра может впитывать влагу до четырех раз больше, чем ее собственный вес, — уверяет Серков. — А сухая биомасса конопли идет на изготовление брикетов и пеллет, которые по своим теплотворным свойствам вдвое превосходят древесину». 

Помимо строительной отрасли, волокно может использоваться в мебельной промышленности, в изготовлении матрасов, подтверждает Кучинский. Сейчас для этих целей, а также для выпуска нетканых полотен для строительства и автопрома Россия импортирует кокосовое и тутовое волокно по 120 тыс. т в год. В то время как производство конопляного волокна составляет пока 2 тыс. т в год. «Есть куда расти», — считает руководитель. 

Самая интересная тема — целлюлозное производство, позволяющее получать продукты от бумаги до биоразлагаемых материалов, и особо крепких композитов, и даже таблеток и пороха для патронных заводов, продолжает Юлия Дивнич. На основе целлюлозы, получаемой из конопли, производят высококачественную тонкую бумагу, пластик, композитные материалы, вторит ей Серков. Целлюлозу используют в военно-промышленном комплексе при изготовлении отдельных компонентов взрывчатых веществ. По подсчетам специалистов, 1 га конопли может заменить 4 га леса. Учитывая, что конопля — ресурс ежегодно восстанавливаемый, значение ее для экологии просто бесценно. «Людям по всему миру действительно нужна альтернатива древесине, так как с лица земли исчезают тысячи гектаров леса», — отмечает Ильков. Хорошая идея, по его словам, и производство полностью биоразлагаемого пластика.

Но высокодоходные направления переработки конопли — целлюлозно-бумажное, производство биопластиков, биокомпозитов, нетканых материалов — в России неразвиты, напоминает Белопухов. Прядильные и ткацкие предприятия, если не рассматривать кустарные линии, тоже практически отсутствуют. Хотя в условиях ограниченного поступления хлопка это направление могло стать вполне рентабельным, не сомневается он. «Решить проблему поможет международная кооперация: Россия выращивает волокно, а Евросоюз производит биопластики и биокомпозиты, — предлагает эксперт. — Для продвижения в нашу страну западных технологий в такой кооперации целесообразны совместные предприятия с зарубежными партнерами».

Все большее распространение получает возделывание конопли на медицинские цели как источника ценнейшего фармакологического сырья — каннабидиола (КБД), отмечает Серков. На основе КБД создан новый класс лекарственных препаратов для эффективной медикаментозной профилактики и лечения широкого спектра заболеваний.

Однако, по словам Белопухова, несмотря на всю привлекательность отрасли, инвесторы, особенно из других секторов, зачастую рассматривают коноплеводство всего лишь как средство, но не цель. Кроме того, на развитие полноценной переработки у большинства из них нет достаточного количества финансов, ведь все оборудование сейчас приходится приобретать за рубежом. Минимальная стоимость линии для первичной переработки начинается от 380 млн руб., и это без учета затрат на инфраструктуру. «А ведь еще нужны мощности для производства пряжи, бумаги, пластика и т. д. Мелкому бизнесу это не по зубам», — уверен эксперт.

Рентабельность проектов по переработке конопли зависит от климата, от объема инвестиций и от выбранных направлений, указывает Уваров. На юге России хорошая урожайность семян, там имеет смысл заниматься пищевым направлением. А при умеренном климате при недостаточном созревании семян лучше ориентироваться на получение волокна, однако предприятия по его переработке весьма капиталоемкие. Стоит учитывать, что и находиться они должны максимум в 100 км от полей. «Конопля — это самая высокорентабельная агрокультура в России, — утверждает топ-менеджер. — Рентабельность ее культивирования и переработка для получения текстильных, нетканых, композитных материалов, а также для целлюлозно-бумажной промышленности достигает 50%». 

И все же от конопли не стоит ждать быстрой финансовой отдачи, предупреждает Ильков. Рентабельность выращивания с переработкой в среднем получается около 25-30%, хотя показатель может быть намного выше в зависимости от глубины переработки и типа получаемой продукции. Если направление пищевое, то проект окупится за два-три года. Но и тут при оценке нужно отталкиваться от масштаба. Так, производство муки объемом, как у «Макфы», потребует огромных вложений и увеличит срок окупаемости. А целлюлозно-бумажному производству приходится добавлять год на пусконаладку оборудования. «Пренебрегать стеблем, занимаясь только семенами, не стоит, это отнимает у вас маржу», — добавляет Кучинский. По его словам, рентабельность только выращивания семян может быть на 20-30% выше, чем доходность классических зерновых.

Затраты на проект зависят от комплексности и масштаба, говорит Юлия Дивнич. Так, аренда земли может обойтись в 15 тыс. руб./га, семена на посев — 250-600 руб./кг при норме высева в среднем 40 кг/га. Затраты составляют около 35 тыс. руб./га, или 75 тыс. руб./га при выращивании на сортоподдержание, производство посевного материала. «Сырье — самый простой этап, но он не приносит много денег: товарная семечка стоит 80-100 руб./кг, а треста — 3 тыс. руб./т», — акцентирует внимание эксперт. 

Новые же игроки на рынке будут появляться, уверена Дивнич. «Как минимум два человека в неделю консультируются с нами по проектам на стадии разработки, — сообщает она. — А новости о запуске проектов по переработке звучат постоянно, но, увы, реальных результатов и продуктов пока мы видим мало». Заявления о появлении первых текстильных опытных образцов еще не значат, что вскоре запустится серьезное производство.

31 сорт и гибрид

посевной конопли, допущенные к использованию на территории России, включает Государственный реестр селекционных достижений в 2021 году. Все они могут легитимно возделываться в стране хозяйствами всех форм собственности без лицензирования и охраны посевов, информирует Валериан Серков из Федерального научного центра лубяных культур. Культивирование сортов, внесенных в Госреестр, может осуществляться без лицензии как юридическими лицами, так и индивидуальными предпринимателями. При возделывании безнаркотических сортов конопли отсутствует субъективная сторона состава преступления, предусмотренного статьей Уголовного кодекса «Незаконное культивирование запрещенных к возделыванию растений, содержащих наркотические вещества».

Сдерживающие факторы

Тем не менее спрос на коноплю на внутреннем рынке растет невысокими темпами, поскольку до сих пор не преодолены предрассудки и заблуждения в отношении данной агрокультуры, отмечает Сергей Белопухов. В условиях ограничения доходов населения популяризацию конопляной продукции тормозят и цены на нее: они в 1,5-3 раза выше, чем стоимость аналогичных товаров из другого сырья. Экспорт же становится проблематичным, поскольку во многих странах активно развиваются не только все направления пищевого и промышленного использования этой агрокультуры, но и производство продукции с медицинским каннабисом, которая популярней, чем продукты из обычной конопли.

Отсутствует и научный, системный подход к выращиванию сырья, государственное планирование и стратегия развития отрасли, перечисляет Белопухов. Также не хватает взаимодействия участников союзов и ассоциаций. Это, по его словам, не только приводит к лишним тратам, но и не позволяет получить объективные данные о состоянии сектора.

Тот факт, что приходится быть первопроходцами возрождающегося коноплеводства, является своеобразным вызовом для инвесторов, комментирует Милена Александрова. «У нас нет примеров, на которые можно было бы ориентироваться, нет тех, на чьих ошибках можно было бы учиться, — говорит она. — Мы открываем новые горизонты как в сельскохозяйственной, так и в производственной сферах и делаем все шаги самостоятельно, с нуля». Отдельный проблемный вопрос — отсутствие в России сельскохозяйственной техники и оборудования для переработки, применимых именно для конопли. Приходится совместно с зарубежными производителями дорабатывать импортные образцы под свои цели.

По мнению Валериана Серкова, наиболее сложным и трудоемким процессом при возделывании технической конопли является ее сбор, который отличается от технологии уборки других сельхозкультур и требует использования целого ряда специализированной техники и оборудования. Процесс осложняется высотой растений, которая может превышать 2,5 м. Отечественные же машины уже долгие годы не выпускаются. Например, уборочный комплекс, состоявший из жатки ЖК-2,1 и молотилки МЛК-4,5 производства завода «Бежецксельмаш», не производится с 1995 года, так как с конца 1980-х годов площади под данной агрокультурой существенно сократились и заказ на технику почти отсутствовал. «Конечно, в экономически развитых странах делают принципиально новые высокопроизводительные комбайны, однако их стоимость составляет около 30 млн руб.», — знает эксперт. Научным учреждениям, занимающимся первичным семеноводством культуры, приобрести такую дорогостоящую технику невозможно. Да и не всем сельхозпредприятиям под силу. Поэтому разработка и внедрение современной российской коноплеуборочной техники, по техническим характеристикам не уступающей зарубежным аналогам, является важной и актуальной задачей по восстановлению отрасли коноплеводства и выходу ее на новый уровень развития, делает вывод Серков.

AI_Jule-07_WEB-49.jpg

Конопля очень простая в выращивании и сложная в уборке, соглашается Николай Баланюк. «Волокно высокопрочное, легко и часто наматывается на вращающиеся части машин с соответствующими последствиями», — рассказывает он. На уборке семян конопли «Южная» использует зерноуборочные комбайны. Но, по словам руководителя, только в поле можно оценить, получится ли у той или иной модели машины убирать семена конопли. Сейчас в агрофирме работают два комбайна «Полесье», которые вполне эффективно справляются с этой задачей. Также хорошо себя зарекомендовали в этом плане клавишные модели комбайнов Claas.

Аналогичные проблемы возникают и при уборке стеблей (конопляной тресты). «Ростсельмаш» с 2018 года совместно с командой Smart Hemp разрабатывал комбайны специально для уборки конопли на волокно, сообщает Уваров. В 2020-м они уже были запущены в серийное производство. Сам Smart Hemp приобрел для своего хозяйства в Ивановской области два таких комбайна с 4-метровой жаткой. «А еще мы в прошлом году испытывали уже новую разработку „Ростсельмаша“ — кормоуборочный комбайн RSM F2450 с 6-метровой жаткой, — делится руководитель. — Иностранная подобная техника стоит в разы дороже, в России же пока нет аналогов импортных комбайнов для уборки конопли на семена и волокно одновременно».

Убирать стебель без семян — заведомо терять в рентабельности, обращает внимание Александр Кучинский. «У нас сейчас два немецких комбайна, они и семена обмолачивают, и стебель убирают, — сообщает он. — Но везти технику из-за границы очень дорого, и поддержки от государства никакой». Стоит одна единица такой техники миллионы евро, и работает она только на конопле, не являясь универсальной. 

Отечественного оборудования для первичной декортикации (механический способ отделения луба прядильных растений конопли от костры без предварительной мочки) тоже нет, приходится закупать за рубежом б/у технику, но и она стоит до 60 млн руб. Новая же линия декортикации обойдется в €4,5 млн. «Так что порог входа в отрасль высокий, нужны огромные вложения, — акцентирует внимание Кучинский. — Глубокая переработка волокна и костры — минимум €2-2,5 млн, котонизация волокна — €2 млн, производство нити и пряжи — еще €2 млн». 

Другим сдерживающим фактором коноплеводства является низкое качество сырья из-за несоблюдения агротехнологий и недостаточного ресурсного обеспечения процессов производства и переработки конопли, дополняет Серков. Кроме того, агрокультура долгое время находилась под запретом, и сейчас очень мало зарегистрированных и маркированных специально для конопли средств защиты растений от болезней, вредителей и сорняков.

Смешение понятий технической конопли и наркотической марихуаны — отдельная тема, которая сдерживает расширение ассортимента, указывает Белопухов. «Правоохранители, несмотря на все принятые в 2020 году законы, очень часто подозревают коноплеводов в наркоторговле, — сетует он. — Магазины, особенно интернет-площадки, периодически отказываются от продукции из конопли, а хозяйства несут урон из-за вытаптывания посевов любителями фотосессий и из-за тех, кто по ошибке надеется нарвать психотропное сырье». Да и регулярные проверки выращиваемых растений, которых за сезон может быть две-четыре, тоже обходятся недешево. 

Неурегулированность российского законодательства и неоднозначность общественного восприятия посевной конопли как агрокультуры, конечно, создает определенные трудности, признает Александрова. «Мы работаем совместно с Агропромышленной ассоциацией коноплеводов и государственными учреждениями — Минсельхозом, Минпромторгом, правоохранительными и другими ведомствами — над тем, чтобы промышленная безнаркотическая конопля воспринималась как растение обычное, не вызывающее дополнительных негативных коннотаций и связанного с этим излишнего регулирования, ведь это — сельскохозяйственная культура, обладающая уникальными природными и потребительскими свойствами», — подчеркивает она.

AI_Jule-07_WEB-50.jpg

Сейчас, согласно постановлению правительства, для культивирования в промышленных целях, не связанных с производством или изготовлением наркотических средств и психотропных веществ, разрешаются сорта конопли с содержанием в сухой массе листьев и соцветий верхних частей одного растения массовой доли тетрагидроканнабинола (ТГК) в количестве, не превышающем 0,1%. При этом не допускаются к посеву семена четвертой и последующих репродукций, знает Серков. Но необходимая методика определения сортовой принадлежности посевной конопли пока что отсутствует. В селекционных подразделениях, занимающихся выведением высокопродуктивных сортов безнаркотической конопли, контроль ТГК в растениях чаще всего проводится методом полевой экспресс-диагностики и/или тонкослойной хроматографии. Лишь в конкурсном сортоиспытании образцы исследуются на содержание каннабиноидов количественным методом газожидкостной хроматографии. При этом независимая экспертиза выполняется лишь в экспертных подразделениях Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков, МВД и Минюста, имеющих допуски для работы с наркотическими средствами. Однако специалисты ведомства анализируют поступившие образцы конопли согласно методическим рекомендациям, которые не предназначены для анализа сортовой принадлежности конопли, а созданы для выявления содержания наркотических веществ, к которым растение конопли не относится. 

Хотя правительством было закреплено понятие «техническая конопля», что должно снять ограничения для выращивания и переработки, на практике все оказалось не так просто, подтверждает Шафоростов. Посевы этой агрокультуры нередко становятся предметом внимания правоохранительных органов, которые, руководствуясь результатами качественного анализа ведомственных экспертов, предлагают уничтожить посевы, поскольку в растениях обнаруживается наличие ТГК. Дело в том, что современные методы аналитической химии настолько чувствительны, что обнаруживают ТГК даже в стеблях и корнях конопли, которые никем и никогда не используются для наркотизации или как сырье для получения ТГК. «Угрозы проверок и разъяснений еще будут сдерживать развитие отрасли, поэтому серьезных игроков в России мало», — говорит эксперт «НЭО Центра».

По мнению Белопухова, нужна четкая регламентация и, как это уже делают в других странах, разграничение по генетическому паспорту марихуаны, медицинского каннабиса и конопли и их целевого использования. Должны быть разработаны протоколы выращивания, переработки и применения разрешенных культивируемых растений. Не менее важно, чтобы в районах культивирования были доступные лаборатории системы Россельхозцентра, позволяющие оценить качество и наркотическую безопасность конопляного сырья — семян, вегетирующих растений, волокна.

Неприхотливая агрокультура

Для аграриев конопля хороша тем, что ее можно засевать ежегодно на одних и тех же полях, не добавляя никаких других агрокультур, отмечает Максим Уваров из Smart Hemp. Такой опыт выращивания конопли проводит Институт лубяных культур Украины с момента основания в 1931 году, знает он. Однако и в севообороте конопля показывает себя отлично, увеличивая урожайность зерновых, сахарной свеклы, картофеля. Во Франции, по словам руководителя, проводилось исследование, которое показало, что после конопли сбор пшеницы с гектара дает прибавку до 15%.
В госреестре есть зеленцовые сорта конопли для выращивания на волокно, а есть сорта двухстороннего применения, рассказывает Николай Баланюк из агрофирмы «Южная». Специалисты компании убедились, что все «массовые» сорта дают хороший урожай и волокна, и семечки. «Осенью мы собираем семена — срезаем метелку, обмолачиваем, а стебель оставляем для мацерации в поле до апреля, — делится он. — Весной, когда стебли и земля подсохнут (к этому моменту конопляная солома станет уже трестой), роторными граблями формируем валки и прессуем тюковым пресс-подборщиком. Тюки тресты завозим в сухой склад на хранение, потом перерабатываем на волокно». При условии осенней уборки семян (это значит, что срезанная верхушка в производство волокна уже не попадет и значительная часть стеблей будет втоптана в землю колесами комбайна) весной «Южная» с одного гектара получает 4 т тресты и 1 т волокна. «А это существенная прибавка к общему результату, нет другой такой агрокультуры, которая бы приносила такую ощутимую прибыль и за счет плодов, и за счет стебля», — отмечает руководитель. При уборке семян конопли, по его словам, необходима первичная очистка вороха: в бункерной массе от комбайна содержится очень много кусочков листьев, которые необходимо удалить перед сушкой. Не просушив же как следует семена, их можно через какое-то время «потерять» насовсем. Причем потеря произойдет и в части продовольственных характеристик, и в части всхожести.

Планы и проекты

Пока в России не так много крупных проектов, за развитием каждого из них пристально следит аграрное сообщество. Когда в 2014 году «Коноплекс» занялся коноплеводством, в стране отсутствовал посевной фонд технической конопли, она выращивалась только для научных целей. «Мы проделали колоссальную работу по восстановлению отрасли: по семеноводству и селекции, подготовке кадров, повышению культуры и эффективности агрохозяйства, ведению сельхозработ, закупке и доработке агротехники, подходящей для конопли, подбору оборудования для переработки», — перечисляет Милена Александрова. 

В первую очередь «Коноплекс» занялся семеноводством и стал оригинатором нескольких сортов этой агрокультуры. Сейчас научно-исследовательские работы по созданию высокопродуктивных по волокну и семенам сортов посевной конопли продолжаются. В 2020 году в Госреестр селекционных достижений внесены новые сорта Милена и Роман, выведенные Центральным НИИ промышленности и сельского хозяйства совместно с Федеральным научным центром лубяных культур. «Коноплекс» был и остается лидером отрасли, утверждает Александрова. Доля посевов группы последние несколько лет держится в районе 30% от общей площади технической конопли в стране. В 2021-м при общем земельном фонде 12,5 тыс. га под нее отведено 3 тыс. га. 

В 2020 году «Коноплекс» запустил завод по выпуску масла из семян конопли по технологии холодного отжима мощностью 15 млн бутылок в год. «Это первое подобное крупное предприятие в стране, построенное с нуля, — обращает внимание руководитель. — В линейке продукции, помимо масла (не только из конопли, но и из других агрокультур), мука, клетчатка, белковые добавки и прочее». Объем инвестиций превысил 300 млн руб. А уже в этом году компания ввела в эксплуатацию в Пензе первое высокотехнологичное предприятие по получению и переработке волокна на европейском оборудовании. Такое волокно используется для создания тепло- и звукоизоляционных изделий, утеплителей, наполнителей и для дальнейшей переработки в нетканые материалы, поясняет Александрова.

В конце прошлого года входящий в «Коноплекс» «Межотраслевой инновационный комплекс» заключил с Минпромторгом соглашение о создании экологически чистого производства по глубокой переработке лубяных культур в высококачественную целлюлозу. «У российских производителей появится возможность использовать российское сырье вместо импортных хлопка и искусственной целлюлозы, а также снизить использование древесины и, соответственно, вырубку лесов, — обещает Александрова. — Мощность площадки после выхода на плановые показатели в 2026 году достигнет 4 тыс. т целлюлозы в год с возможностью поэтапного расширения». Инвестиции в проект составят около 3 млрд руб. 

Smart Hemp тоже начал строительство собственного завода в Ивановской области. Предприятие будет выпускать котонин для текстиля, тонкое волокно для нетканых и композитных материалов, а также целлюлозу для производства картонов и пищевой бумаги, рассказывает Максим Уваров. Вложения оцениваются в 2,5 млрд руб. Для загрузки завода засевать планируется 5 тыс. га конопли. Запуск состоится уже в 2022 году. «Мы сотрудничаем практически со всеми текстильными и неткаными предприятиями в Ярославской, Вологодской, Владимирской, Костромской и Ивановской областях. Со многими уже разработаны технологические карты и подписаны конформные письма», — делится топ-менеджер. Аналогичный проект Smart Hemp хочет запустить в следующем году и в Ярославской области. Для культивации конопли компания планирует привлекать фермеров.

Изначально производимую продукцию холдинг планировал отправлять на экспорт, но пандемия внесли свои коррективы. «Мы нашли рынок сбыта в России, научились работать с отечественными фабриками. Хотя от планов в дальнейшем вывозить продукцию за рубеж не отказываемся», — отмечает Уваров. По его словам, особым спросом на мировом рынке пользуются смесовые пряжи. Ткань, где 50% составляет хлопок, а 50% — конопля, по тактильным ощущениям не отличается от 100% хлопка.

AI_Jule-07_WEB-51.jpg

«Мордовские пенькозаводы» ориентированы на переработку конопли для технических нужд и производят нетканые полотна и строительные материалы, а также композитные материалы из костры и вторичного полимера. Но есть и пищевое направление, и его планируется развивать. «В лабораторных условиях мы отрабатываем технологию изготовления напитков и мяса из конопли. Первые испытания пройдены, сейчас балансируем рецептуру, вкус», — делится Александр Кучинский. Коноплю для компании — от 600 до 1 тыс. га — выращивают фермеры. В 2020 году «Мордовские пенькозаводы» произвели 2 тыс. т пеньковолокна, было переработано около 1 тыс. т семян. Потенциальная мощность предприятия в два раза больше. Волокно идет на канаты и веревки, экоковрики для вертикальных ферм по выращиванию зелени и не только. 

Объем переработки у компании «Медал» — 10 т семян конопли в месяц. Производимая пищевая продукция, а также конопляное мыло реализуются как на внутреннем, так и на внешних рынках. «На европейский рынок выйти с пищевыми продуктами сложно, много препон и согласований, но в этом году мы заняли первое место в конкурсе „Экспортер года“ в Челябинской области, были открыты новые географические направления, самые перспективные из которых — азиатское и тихоокеанское», — доволен Дмитрий Ильков.

Пищевое направление пока является приоритетным для компании. В «Медале» разрабатываются все новые виды продукции, ведутся научно-исследовательские работы на эту тему, хотя есть подвижки и в секторе целлюлозы — разработаны новые ее виды, высокого качества и с доступными к масштабированию промышленными технологиями. «После получения конечного продукта мы уже будем искать инвестиции под проект и строить производство», — делится планами Дмитрий Ильков. «Медал» тоже работает с фермерами, выдавая им материал для сева, удобрения и контролируя выращивание, а после — забирая семечку на переработку. 

Агрофирма «Южная» изначально планировала выпускать пищевую продукцию. Но в итоге основной объем заработка — реализация семян для сева и последующей переработки, сообщает Николай Баланюк. География продаж посевного материала — от Приморского края до Калининградской области. Сама компания также производит конопляное масло и конопляное ядро, но только под заказ. В 2019 году «Южная» довела площади под технической коноплей до 1,25 тыс. га. В 2020-м посевы пришлось сократить из-за пандемии и осложнившейся экономической ситуации в стране, которые привели к снижению спроса на продукцию агрофирмы. Впрочем, в этом году площади опять превысили 1 тыс. га. Урожайность семян конопли компании — стабильно выше 10 ц/га (после доработки). А в 2022-м «Южная» рассчитывает выйти на рынок с новым сортом волокнистого направления (Сейм), который даст на 25-30% больше волокна при тех же затратах. 

Второй год подряд экспериментальный высев технической конопли идет в Ростовской области. «Мы только нарабатываем опыт, к сожалению, в прошлом году мы потеряли практически все семена во время уборки — самого сложного этапа при производстве агрокультуры, столкнулись с проблемой и уборки тресты», — признает руководитель комитета АПК Ростовского областного отделения «Опоры России» Михаил Марышев. Сейчас организация ведет работу по объединению аграриев, готовых заниматься этим направлением, и коммерческих структур, проявляющих интерес к теме ее переработки. «Пока же приходится преодолевать трудности на всех этапах — так, из планируемых 200 га в разных районах области в этом году удалось засеять только 16 га, так как возникли проблемы с получением семенного материала от научных институтов, — рассказывает он. — Да и сами сельхозпроизводители пока очень скептически относятся к этому направлению, так как очень тяжело понять экономику процесса, а экспериментировать боятся». Сложности были и с переработкой прошлогоднего урожая: многие переработчики в Ростовской области побоялись связываться с коноплей, думая о возможных проблемах из-за не до конца проясненного нормативного регулирования. Тем не менее региональное отделение «Опоры России» намерено собирать все кейсы, как успешные, так и провальные. «Важно транслировать полученный опыт аграриям и переработчикам, чтобы отрасль имела более интенсивное развитие», — заключает Марышев.

Господдержка отрасли

В 2018 году на федеральном уровне впервые были утверждены погектарные субсидии на выращивание технической конопли, льготы по инвестиционным кредитам, взятым на приобретение оборудования. Сейчас отечественным коноплеводам предоставляется целый ряд преференций, в их числе — льготные краткосрочные и инвестиционные кредиты, несвязанная поддержка по ставке 10 тыс. руб./га посевной площади конопли, поддержка в рамках единой субсидии, лизинг сельскохозяйственной техники, возмещение до 50% прямых понесенных затрат на строительство и модернизацию пенькоперерабатывающих предприятий, а также приобретение специализированной техники и оборудования, перечисляет Валериан Серков из Федерального научного центра лубяных культур. При господдержке коноплеводство, в первую очередь в сфере переработки, стало высокорентабельным сектором, что сделало выращивание агрокультуры очень перспективным направлением для представителей аграрного бизнеса России, считает он.

Телеграм-канал https://t.me/zolnews
Читайте новости рынка в нашем мобильном приложении
Разделы новости: конопля
География новости: Россия
Адрес новости: http://www.zol.ru/n/33b87
Установите мобильное приложение Зерно Он-Лайн: