РЕГИСТРАЦИЯ
НОВОСТИ
АНАЛИТИКА
ИНСТРУМЕНТЫ РЫНКА
СПРАВОЧНИК
СЕЛЬХОЗТЕХНИКА
УЧАСТНИКАМ
СЕРВИС
ПОИСК ПО САЙТУ
Введите слово или фразу:
Искать в разделе:


Казахстан. Мукомолы повышают цену на свою продукцию, причина – подорожание зерна

14 октября 2021 10:00

Всплеск цены на зерно стал причиной предложений ограничить экпорт сырья из Казахстана. Мукомолы предлагают ввести пошлины на вывоз пшеницы, передает «КазахЗерно.kz».

При дальнейшем подорожании сырья, в условиях неравной конкуренции с узбекскими мукомолами, большая часть мельниц Казахстана будет вынуждена закрыться. Об этом заявляют мукомолы.

Зерно, закупленное по 110 тыс. тенге за тонну, которое лежит на складах, заканчивается. Новая цена начинается от 120 тыс. тенге. И может достигнуть 150 тыс. тенге из-за нынешней засухи. Все это спровоцирует рост цен на муку – со 160 до 215 тыс. тенге, и удорожание хлеба – с 90 до 215 тенге. Ввести вывозную пошлину на пшеницу всех классов в размере 50 евро за тонну – именно такое решение предлагают мукомолы.

Сельхозники, государственные деятели, фермеры, предприниматели восприняли эту новость по-своему. Но однозначно – неравнодушно. В социальных сетях развернулась целая полемика относительно ограничения экспорта. Одни считают, что введение экспортной пошлины не совсем целесообразно. Это приведет к ущемлению фермеров. Другие говорят, если грамотно вести дела, можно обойтись без крайних мер. Третьи – что закрывать границу ради интересов сотни-двух мельниц – просто нелепо.

«Непонятно, как можно находиться вблизи сырья (пшеницы) и быть неконкурентоспособными по сравнению с теми, кто находится за несколько тысяч километров вдали от него и вынуждены тратиться на дополнительные транспортные и логистические расходы. Наоборот, в такой ситуации у наших мукомолов есть и будет дополнительное конкурентное преимущество», — считает эксперт в сельском хозяйстве.

Если есть разница в цене на энергию, какие-то тарифные барьеры (пошлина, акцизы) со стороны покупателей, то надо решать именно эти проблемные вопросы точечно.

«Если не ошибаюсь, то Узбекистан ввел акцизы на ввоз муки в размере 10%. В этом и кроется секрет их конкурентоспособности. Вдобавок, их Правительство вводит, время от времени, различные нетарифные барьеры на транзит нашей муки в Афганистан. И не надо пытаться делать свой бизнес за счет других: ведь введение экспортной пошлины на пшеницу приведет к снижению внутренних цен на эту продукцию, что приведет к недополучению прибыли фермерами, которые в этом году и так пострадали от засухи — недополучив часть урожая. Причем количество этих «других» идет на тысячи, а мукомолов в стране и пару сотен не набирается. И чьи тогда интересы важнее? Интересы нескольких тысяч фермеров или 170 переработчиков?» — считает специалист-аграрник.

По словам старожил в сельском хозяйстве, даже для обеспечения внутреннего рынка нельзя вводить пошлины или ограничения. Ведь если внутренние цены не сдерживаются, то все равно уровень цен не будет выше, чем у стран-импортеров! И даже на сумму транспортных расходов будет ниже. Ведь если внутри страны дают такую же цену, то кто повезет на экспорт. А если и повезут, то это будут только излишки товара.

Переработка любой ценой — это неправильно! Об этом говорили уже давно.

Например, холдинг «КазАгро» еще с 2009 года перестал финансировать строительство новых мельниц. И не потому, что с мукой у нас было все нормально. Госсредства перестали идти в эту отрасль, прежде всего потому, что сокращение экспорта муки было неизбежным процессом, продиктованной объективными условиями, не зависящими от Казахстана. Именно тогда бизнесу был дан сигнал, что проблемы со сбытом не за горами.

Во-первых, это мировая практика: все мировые зерновые державы — крупнейшие страны-экспортеры пшеницы продают свой товар, при всей технологической и финансовой развитости своих стран, их политической мощи (для поддержки своей экспортной торговли) не мукой, а пшеницей.

По мнению эксперта, именно пшеница является во всем мире биржевым товаром, и цены на него котируются на бирже (разве что у нас пытались муку внести в список биржевых товаров). Так как мука это неоднородный (зависит от качества мельниц и многого другого), скоропортящийся (срок хранения 6–10 месяцев), требующий специальные условия хранения, товар.

Кроме того, мука — это очень специфичный (в зависимости от культуры питания) товар (лепешки, булки, кондитерские изделия и т.п.). Во-вторых, наша страна и Турция (занимающие первые места по экспорту муки) в свое время смогли добиться этого не потому, что мы самые предприимчивые и технологичные, не потому что была супергосподдержка, а потому что наши импортеры— страны-покупатели ввиду различных причин испытывали/испытывают временные трудности в части технологического оснащения, финансирования и прочие проблемы. Это, прежде всего наши соседи — Узбекистан, Кыргызстан, Таджикистан. К ним, по понятным причинам, присоединился Афганистан. Но сейчас-то у них (за исключением некоторых) все налаживается. Это объективный процесс, когда страны начинают развиваться и успешно решать свои внутренние проблемы. У Турции самый большой покупатель — это их сосед Сирия (и еще ряд ближневосточных стран). Когда там закончится «бардак», то их мукомолов ожидают такие же проблемы со сбытом и сокращением спроса. Соответственно надо понять эти объективные вещи и не пытаться… «дуть против ветра».

Сельхозники говорят, что, отработав некоторые вопросы в нашей стране, в этой отрасли можно добиться паритета расходов.

«Узбекистан применяет транзитный тариф для казахстанского зерна, муки и прочих грузов, следующих в Афганистан. На муку разница между тарифами для узбекской и казахстанской муки составляет ~28 долл/т. Так же, как и Казахстан, применяет аналогичный транзитный тариф для узбекских грузов, следующих в Россию и далее через территорию Казахстана. Аналогично это действует и для российских грузов, следующих через территорию Казахстана в Узбекистан, Таджикистан, Афганистан и пр. Отменить его нельзя. Данный тариф регулируется межгосударственным соглашением о международном грузовом сообщении (СМГС), которое подписали более 30 стран. Возможно только договориться о понижающих коэффициентах. Эта работа железнодорожных администраций двух стран.

Акциз на импорт муки отменён в Узбекистане 1,5 года назад до 01.01.22. Есть особый режим налогообложения толлинговых операций, когда ввезенное импортное зерно не облагается НДС, в случае его переработки и дальнейшего экспорта готовой продукции. Но, у нас, в Казахстане, есть возврат 0 ставки экспортёрам муки — долго, муторно, не в полном объеме, но есть.

Стоимость электроэнергии, расходы на зарплату, процент по кредитам у нас объективно выше.

Отработав данные вопросы можно достичь паритета расходов. А далее — чистая рыночная конкуренция», — считает учредитель Группы компаний «Северное Зерно» Евгений Карабанов.

«То же самое можно сказать, к примеру, не надо развивать отечественную разведку недр, добычу и переработку нефти или металлов, а вывозить из страны руду. Или продукт первичной переработки, концентратом. Это значит только одно: работать на экономики стран-импортеров, где вся добавленная стоимость, налоги и доходы будут выведены из РК. Признаться удивлен. Как можно с таким мышлением находиться на государственной службе? Рекомендую изучить азы экономики народного хозяйства. Тем более, как показывает опыт и практика, приводимые примеры развитых стран, ничему хорошему не приводят в нашей стране. Так было испокон веков в многострадальной истории Казахстана. Пора это понять, раз и навсегда. Особенно высшему руководству РК», — считает Бакыт Муратов.

Фермеры считают, что мукомолы, вместо того, чтобы держать рынки, сами развили конкурентов.

«В Узбекистане население растёт на 400–500 тысяч человек ежегодно, поэтому вопрос продовольственной безопасности стоит остро! Понятно, что при всем желании, они себя зерновыми не смогут обеспечить! Значит, стоит задача стратегической страховки. Импорт муки — это очень высокий риск, тем более, если поставщик — одна страна. Поэтому стратегически и экономически им (также и другим импортерам) выгодно развивать собственную переработку: зерно проще перевозить, широкий круг поставщиков, длительный срок хранения. Поэтому это неизбежно… Наши мукомолы, вместо того, чтобы, умерив аппетиты, удерживать рынки, позволили развитие конкурентов.

Сейчас такая же ситуация по мясу говядины (в Узбекистане говядина — основное мясо). В силу роста населения и увеличения среднедушевого потребления мяса, ожидается высокая потребность. В силу климатических особенностей, Узбекистан не сможет увеличивать пастбищное, мясное животноводство и самый оптимальный путь видится в интенсивном откорме за счёт кормов, выращенных на орошении (могут получать до 6 укосов люцерны). Для этого им необходимо импортировать подсосных бычков, как в своё время наш юг (Карабулак).

В перспективе такой же рынок ожидается со стороны Китая (в данное время эта проблема не так остра, так как основное население расположено в юго-восточной части страны).

Как мы знаем, свежее мясо везде в цене, тем более, эти страны имеют высокую глубину переработки, используя практически все с туши, тогда как у нас даже шкуры выкидываются («благодаря» запрету экспорта)», — считает фермер Нуржан Абилов.

Если смотреть на проблему ограничения/неограничения экспорта пшеницы с точки зрения не зерновиков и не мукомолов, а макроэкономиста, то можно понять, что потери в прибыли зерновиков намного меньше, чем перспективные суммарные выгоды всей экономики, если ввести квотирование и пошлины, считают экономисты.

«Да, зерновики потеряют условные 1 тыс. долларов, но прибыли появятся у мукомолов, комбикормовиков, животноводов, птицеводов, макаронщиков, мучных кондитеров и т.д. Вы все время мыслите и аргументируете на уровне зерновиков. Государственник же должен мыслить категорией общеэкономического/ макроэкономического баланса (выгод/потерь)», — считает Тимур Аисаутов.

«Все надо мониторить и считать. И сколько людей занято в фермерских хозяйствах и у мукомолов, сколько налогов платят те и эти, какой эффект (в деньгах) от новаций и пр., почему незерновые страны (как Узбекистан и Турция) стали чемпионами по муке, почему транзит центральноазиатских товаров дороже, при том, что километраж меньше, чем у Казахстана, почему пастбища перепаханы, а не используются по целевому назначению и так дале», — отметил Али Малаев.

Среди специалистов есть и такие, которые считают, что «давить» на целую отрасль сельского хозяйства Казахстана ради 170 мельниц – это глупо.

«Так нелепо смотрится, когда владельцы примитивного предприятия, наподобие мукомольного или отжима подсолнечного масла, или скотобойни, просят ради их копеечных интересов давить целую сельскохозяйственную отрасль пошлинами и налогами. Но еще больше удивляет, что среди чиновников находятся люди, которые это поддерживают. Глупее этого —только введение утильсбора на сельхозтехнику, ради якобы для развития отверточной сборки и копеечной прибыли страны, хотя главным бенефициаром является чья-то конторка, неконкурентным способом уполномоченная на получение данных денег. Огромный удар по отрасли и по миллионам людей, ради наживы кучки человек», — считает Данияр Каримов.

«Глупо рассматривать вопрос введения пошлин и т.д. ради 170 мельничных комплексов, когда тысячи фермеров недополучит свой доход. Фермер не знает еще, как закрыть долги 2021 года (т.к. засуха), а ему уже нужно готовиться к посевной 2022 года», — считает Аслан Акшалов.

Свою точку зерния высказал и фермер-хозяйственник из Актобе Марлен Баймагамбетов: «они отруби продают почти по ценам пшеницы, совсем совесть потеряли, пусть и закрываются, если не хотят и не умеют нормально работать, то мы, фермеры, будем покупать их муку и отруби! Во всем виновато прежднее руководство, которое приоритетом ставило экспорт зерна, а не муки, если бы им перекрыли кислород, то они бы только нашу муку и покупали бы! Во всем мы сами виноваты!»

Не могу с Вами согласиться, возразил фермер из Астаны Нуржан Абилов.

Право всегда за покупателем.

«Зачем импортерам муки импорт муки с завышенной маржей переработки, перевозки и к тому же отходы (отруби) также покупать слишком дорого (отпуск нашими мельницами по высокой цене и высокие транспортные расходы из-за низкой плотности). Зачем Узбекистану и Китаю покупать у нас замороженное или охлаждённое мясо, когда за стоимость мяса или даже с дополнительной премией могут импортировать живой скот, тем самым получить низкую себестоимость мяса за счёт глубины переработки (в Китае внутренности КРС покрывают почти стоимость импорта живого скота — более $800). Скажите, зачем идти против рыночных условий, пытаясь «поддерживать» бесперспективные отрасли? Наоборот, быстрее произойдёт естественный отбор, и наши переработчики смогут достойно конкурировать», — отметил Нуржан Абилов.

Предприниматель из Алматы Марат Абдурахманов уверен, что решить проблему с конкурентами легко. Достаточно просто вести «зеркальную политику».

«Нужно производить изделия из муки и саму муку. Для решения проблем с конкурентами нужно вести просто зеркальную политику ВЭД. Это означает около 200 000 рабочих мест для наших граждан и экспорт не сырья, а готовой продукции. Разница в деньгах: цена пшеницы 120 000 тенге за тонну, 500 кг муки у нас стоят 150 000 тенге оптом, а рожки из этой муки стоят за 650 кг уже 200 000 тенге. Разница должна остаться в стране! Неужели трудно отвечать тем же?»

18 миллионам казахстанцев не хватает зерна и хлеба. Все крупные зерновики настроены на экспорт. Внутренний рынок пустует, считает Руслан Альмерденов.

Телеграм-канал https://t.me/zolnews
Читайте новости рынка в нашем мобильном приложении
Разделы новости: зерно, цены
География новости: Казахстан
Адрес новости: http://www.zol.ru/n/34746
Установите мобильное приложение Зерно Он-Лайн: