РЕГИСТРАЦИЯ
НОВОСТИ
АНАЛИТИКА
ИНСТРУМЕНТЫ РЫНКА
СПРАВОЧНИК
СЕЛЬХОЗТЕХНИКА
УЧАСТНИКАМ
СЕРВИС
ПОИСК ПО САЙТУ
Введите слово или фразу:
Искать в разделе:


Уже не драйвер, еще не тормоз. Какие факторы влияли на агросектор в 2021 году

6 декабря 2021 11:25

2021 год принес аграриям немало проблем: от неблагоприятных погодных условий и распространения африканской чумы свиней и гриппа птиц до удорожания средств производства и новых мер госрегулирования рынка. Все это сказывается как на объемах производства, так и на доходности бизнеса. И хотя год во многом оказался сложнее 2020-го, нельзя сказать, что он сложился откровенно неудачно для отрасли

За первые девять месяцев 2021 года производство продукции сельского хозяйства снизилось на 4,3%, в том числе в сентябре оно ушло в минус на 5,8%, следует из данных Росстата (последние доступные показатели на момент подготовки статьи). В том числе это результат отставания в темпах проведения уборочной кампании. ВВП в сентябре в годовом выражении вырос на 3,4%, по итогам девяти месяцев — на 4,6%, оценило Минэкономразвития. Если в 2020-м агросектор был едва ли не единственной отраслью, уверенно сохранявшей позитивную динамику, несмотря на все сложности пандемии и новые вызовы, то к осени 2021-го его вклад в экономику был отрицательным. Не исключено, что и по итогам года ситуация станет аналогичной. Во всяком случае, драйвером экономики сельское хозяйство точно не будет. Впрочем, назвать его тормозом тоже вряд ли можно: урожай зерна хоть и ниже прошлогоднего, но все же позволит обеспечить и внутренние потребности, и экспорт; валовой сбор масличных обновит рекорд; производство сахарной свеклы увеличится по сравнению с 2020-м, картофеля и овощей — если и снизится, то не критично. В мясном секторе, несмотря на непростую эпизоотическую ситуацию, производство по итогам года может выйти в плюс, по молоку темп прироста валового надоя хоть и замедлился, но все же демонстрирует положительную динамику.

 

Минимальный прирост или падение?

Экономика в 2021-м отыграет падение прошлого года (3%) и вырастет на 4,2%, ожидает Минэкономразвития (здесь и далее — показатели, актуальные на 20 ноября, если не указано иное). Президент Владимир Путин, выступая на саммите Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества, сказал, что Россия вернулась к допандемийному уровню развития экономики и в 2021 году рост ВВП может составить 4,7%. Центробанк оценивает потенциал увеличения ВВП в диапазоне 4-4,5%. В начале ноября Европейский банк реконструкции и развития улучшил прогноз по динамике российского ВВП с 3,3% до 4,3%. ВЭБ РФ прогнозирует плюс 4,1%.

Согласно сентябрьскому прогнозу Минэкономразвития, в этом году производство продукции сельского хозяйства может увеличиться на 1% против 1,3% в 2020-м. Замедление динамики ведомство объясняет сложившимися в ряде регионов неблагоприятными погодными условиями, которые привели к гибели части посевов. Минсельхоз летом в Нацдокладе о реализации агрогоспрограммы за 2020 год прогнозировал, что в 2021-м отрасль прибавит 1,5%.

Увеличение ВВП в 2021 году будет довольно высоким, на уровне 4,3%, соглашается руководитель Центра макроэкономического и регионального анализа и прогнозирования Россельхозбанка Дмитрий Тарасов. «В агросекторе в 2021 году на фоне высоких прошлогодних результатов рост оказалась сдержанным: в первом полугодии плюс 0,2%, показатели за три квартала ушли в отрицательную зону, так что высока вероятность того, что по итогам года динамика будет близка к нулю», — говорит он.

«По итогам года мы ожидаем темп роста ВВП около 4,1%. Основными драйверами роста будут промышленное производство, строительство и отрасли потребительского сектора, вклад производства сельхозпродукции в этом году будет нейтральным, — комментирует руководитель направления «Аграрная экономика» Института Внешэкономбанка Лидия Илюшина. — По предварительной оценке, по итогам текущего года производство продукции сельского хозяйства может оказаться на уровне прошлого года или покажет незначительный рост — около 0,5%». Эта оценка основана на снижении объемов сбора зерна, который ожидается на уровне 118-120 млн т, но при рекордном объеме производства масличных (рост на 14%), а также высоком сборе сахарной свеклы, фруктов и ягод, поясняет эксперт. 

Начальник центра экономического прогнозирования Газпромбанка Дарья Снитко отмечает, что увеличение ВВП в текущем году будет максимальным за 10 лет — около 4%. «Этот рост преимущественно восстановительный и отражает “отскок” показателей основных секторов экономики после падения прошлого года. Поэтому не стоит преувеличивать значение этого роста, поскольку сокращение ВВП в 2020-м составило 3%, таким образом, мы имеем всего плюс 1% за два года», — подчеркивает она. Что касается сельского хозяйства, то в 2020 году оно показало рост, причем главный вклад был сделан высоким урожаем зерна. В этом году его валовой сбор будет ниже прошлогоднего на 10%, и, несмотря на, по-видимому, рекордный урожай масличных, в целом сектор уйдет в минус, и валовой объем добавленной стоимости сельского хозяйства сократится, но не более чем на 1%, оценивает эксперт.

Кроме уменьшения валового сбора зерна, также негативный вклад вносит сокращение производства овощей открытого грунта из-за неблагоприятных погодных условий в период посадки, вегетации и уборки. На показатели в животноводстве отрицательно повлияла сложная эпизоотическая ситуация, хотя уровень производства прошлого года сохранился и, возможно, будет превышен по итогам года, добавляет Тарасов. На работе обоих секторов также сказался быстрый рост цен на средства производства. «Однако общий финансовый результат не только сохранился на высоком уровне, но и показал существенный прирост», — добавляет он.

Вследствие неблагоприятной эпизоотической ситуации в течение года наблюдалось снижение производства скота и птицы, однако к концу года за счет стабилизации ситуации, а также ввода новых мощностей в свиноводстве возможен небольшой рост, прогнозирует Илюшина. «Резкое повышение цен на картофель и многие виды овощей может дать импульс к увеличению их производства в следующем году, но многое будет зависеть от будущих мер господдержки овощеводства и картофелеводства, а также от ясности перспектив регулирования импорта овощей», — уточняет она.  

2021 год — неоднозначный для АПК и во многом сложнее, чем 2020-й, считает партнер, руководитель практики по предоставлению услуг компаниям АПК PwC в России Михаил Фролов. С одной стороны, все ожидали продолжения роста отрасли, которая одна из немногих смогла успешно преодолеть локдауны и эффективно работать в условиях пандемии, и даже показав рекорды по отдельным направлениям: например, в 2020-м экспорт продукции АПК впервые превысил импорт, рассуждает эксперт. С другой стороны, в 2021 году отрасль столкнулась с новыми вызовами, которые частично являются отложенными последствиями пандемии: нехватка трудовых ресурсов и динамика мировых цен на средства производства.

0020.jpg

 

Ключевые вызовы для сектора

Прошлый год для АПК был доходным, во всех секторах наблюдался рост цен, хотя неопределенность в экономике и последствия пандемии, конечно, негативно влияли на производство и планирование, говорит Снитко. Но в 2021-м к главным вызовам для отрасли добавились меры государственного регулирования цен и экспорта, а также повышение себестоимости производства во всех отраслях. «Регулирование цен на конечную продукцию было, пожалуй, наиболее болезненным для сектора, — считает она. — Экспортные пошлины также активно критиковались участниками рынка, поскольку эти меры шли вразрез с политикой поддержки внешних продаж, которая активно проводится с 2018 года».

Государство начало политику «отвязывания» внутренних цен от растущих мировых еще в конце 2020 года, договорившись с производителями и ритейлерами о фиксации цен на сахар и подсолнечное масло. Другие продукты питания под эту меру пока не попали, хотя едва ли не все сектора в течение года были под этим «дамокловым мечом», несмотря на то, что и участники рынка, и экономисты не раз отмечали, что подобное сдерживание цен неэффективно и в долгосрочной перспективе чревато снижением предложения.

В середине ноября министр сельского хозяйства Дмитрий Патрушев заверял, что власть не допустит дефицита продуктов питания в России, также важно не допустить скачкообразного увеличения цен. «Мы живем в эпоху кризиса, цены на продукты питания растут с каждым днем, и важно отвязать наши внутренние цены от тех цен, которые присутствуют на мировых рынках», — подчеркнул глава агроведомства. При этом он обратил внимание, что на российском рынке цены более стабильны, чем в мире, хотя сильно дорожают овощи и картофель, также повышаются цены на мясную продукцию.

Тарасов считает, что в 2021 году наиболее заметной из новых инициатив правительства для АПК стало именно регулирование отдельных секторов для выравнивания ценовых условий на внешнем и внутреннем рынках и защиты потребителей от «импорта инфляции» на продовольственные товары. К этим мерам, кроме фиксации цен на сахар и масло, относятся меры по регулированию экспорта зерна (квота и плавающая пошлина), масличных и подсолнечного масла (повышение ставок пошлины и введение «демпфера»), по обеспечению доступности азотных удобрений (квотирование экспорта и фиксация цен) и снижению ограничений на импорт продукции животноводства (обнуление пошлин на ввоз 200 тыс. т говядины и 100 тыс. т свинины в 2022 году). «Все это предотвратило резкие ценовые колебания на внутреннем рынке, но создало “новый” регуляторный ландшафт для отрасли, — отмечает эксперт. — Важно, что эти меры носят временный характер на период ценовой турбулентности на мировом рынке».

По мнению Фролова, основным фактором, оказавшим влияние на российский агросектор в 2021 году, является динамика курса рубля и конъюнктура мировых цен как на продукцию АПК, так и на средства производства (СЗР, семена, удобрения, кормовые добавки, технику и т. д.). «Во-первых, существенно возросли валютные составляющие затрат сельхозпроизводителей, прежде всего в растениеводстве, что потянуло за собой расходы на корма в животноводстве, — комментирует он. — Во-вторых, мировой спрос восстановился после пандемии, и мировые цены на большинство видов продукции АПК существенно выросли. На фоне низкого внутреннего спроса, вызванного падением доходов потребителей, это стимулировало производителей наращивать объемы экспорта». По данным центра «Агроэкспорт», к середине ноября объем вывоза сельхозсырья и продовольствия составил $29,5 млрд — на 20% больше, чем за аналогичный период 2020 года.

В этом году многие меры государства, например, политика установления фиксированных цен на продовольствие и повышение экспортных пошлин, показали свою неэффективность и, скорее, демотивировали, чем стимулировали агробизнес, оценивает аналитик Института комплексных стратегических исследований (ИКСИ) Надежда Каныгина. «Многие предприниматели ушли с рынка, снижается конкуренция. В условиях постоянной смены “правил игры” аграриям было сложно оценить даже окупаемость производства, не говоря уж о планировании инвестиций в развитие, — обращает внимание она. — С учетом слабой поддержки со стороны государства, скорее всего, подобная ситуация приведет к еще большему уходу игроков, в первую очередь из сегмента малого и среднего бизнеса».

В этом году для сельхозпроизводителей основным вызовом стало ведение деятельности в очень зажатых рамках — роста затрат при ограниченных возможностях повышения отпускных цен на внутреннем рынке, а также ограничений на экспорт зерна и масличных, говорит Илюшина. «Плохая предсказуемость действий властей и расшатывание механизма сдерживания экспорта ухудшает инвестиционные настроения сельхозпроизводителей и переработчиков», — уверена она.

Продовольственная помощь населению снова актуальна

По оценке Росстата, реальные располагаемые доходы населения за первые девять месяцев 2021 года увеличились на 4,1%, тогда как за аналогичный период 2020-го они снизились на 3,5%. В течение года государство продолжило отчасти поддерживать потребительский спрос и доходы населения. Так, в ноябре Владимир Путин предложил повысить минимальный размер оплаты труда, ранее были увеличены пособия по безработице, выплаты на детей, в том числе предусмотрены единоразовые пособия в 10 тыс. руб. на каждого ребенка в возрасте от 6 до 18 лет.
«Не секрет, что для производителей продуктов питания важным фактором является наличие спроса и покупательская способность населения. “Черкизово” видит позитивное влияние решения о единовременных выплатах семьям с детьми, пенсионерам, социально незащищенным категориям граждан, — комментирует Рустам Хафизов. — Мы считаем, что стимулирование внутреннего спроса позитивно влияет на сельхозпроизводителей, и такие меры необходимо системно внедрять, например, через механизм адресной продовольственной помощи населению».
Безусловно, сельхозпроизводителям не хотелось бы, чтобы государство регулировало цены, в том числе сдерживая экспорт, но нужно понимать, что у него несколько иной взгляд на вопросы продовольственной безопасности, на ценообразование продуктов питания внутри страны, и оно решает эти вопросы способами, которые считает приемлемыми, рассуждает Михаил Данилов. «И мы, и ряд экспертов рынка неоднократно отмечали, что для разрешения сложившейся ситуации были бы полезны, прежде всего, адресные программы помощи незащищенным слоям населения, которые позволили бы им получать продукты питания отечественного производства — по сертификатам или с помощью адресных субсидий», — добавляет он. Вопрос запуска системы продовольственной помощи в течение года поднимался не раз, однако решение по нему к 20 ноября так и не было принято.

 

Погода, пандемия и прочие факторы

Сельхозпроизводители в большинстве случаев среди основных факторов, которые влияли на их бизнес в 2021 году, называют погодные условия. В этом плане год был сложнее прошлого, оценивает председатель совета директоров компании «Раздолье Агро» (Тульская область) Алексей Иванов. Из-за холодной весны предприятие начало сельхозработы на 25 дней позже обычного, засушливое лето негативно повлияло на вегетацию некоторых агрокультур. «А вот в период уборки погода была хорошей, благодаря чему мы смогли вовремя и без потерь собрать урожай», — доволен он.

Земельный банк агропроекта компании «Август» — «Август-Агро» — в 2021 году приблизился к 250 тыс. га. Однако выйти на плановые показатели урожайности в основном регионе присутствия, республике Татарстан, не удалось из-за сложных погодных условий. «Последствия длительной засухи там ощущались даже сильнее, чем на сельхозугодиях еще одного нашего актива в Северном Казахстане. Поэтому сформировать запланированный объем валовой продукции не удалось», — рассказывает гендиректор фирмы «Август» Михаил Данилов.

На Юге проливные дожди и шквалистый ветер весной и летом серьезно осложнили жизнь аграриям, признает управляющий агробизнесом концерна «Покровский» Станислав Кашуба. «Это и задержка сева сахарной свеклы, и полегание зерновых во время уборки, и проблемы с избыточной влажностью урожая — наши элеваторы круглосуточно работали в этом сезоне над сушкой и подработкой зерна, — делится он. — Второй фактор — регулирование рынка, введение экспортных пошлин, что тоже сказывается на общей ситуации в агробизнесе». При этом 2021 год все же не разочаровал сельхозпроизводителей: кубанские аграрии собрали хорошие урожаи, уточняет он.

Агрохолдинг «Юбилейный» в этом году столкнулся с засухой в Уральском федеральном округе, в результате чего урожайность зерновых снизилась на 15% по сравнению с 2020 годом и еще больше — относительно 2019-го. Это вызвало интенсивный рост цен на пшеницу: за полгода она подорожала на 40%, говорит гендиректор компании Сергей Мамонтов. В ноябре цена достигла 19,2 тыс. руб./т с учетом логистики, это максимум за всю историю наблюдений компании. «Могу предположить, что мы увидим цену 20 тыс. руб./т. Это влечет рост себестоимости продукции глубокой переработки пшеницы и производства кормов», — добавляет он.

Также «Юбилейный» чувствует влияние пандемии COVID-19 на логистику и сроки поставки всего — от запчастей до ингредиентов, наиболее остро она сказывается на сроках поставки сельхозтехники как отечественного, так и импортного производства и запасных частей всех видов. «У нас второй год заморожены пусконаладочные работы по оборудованию китайского производства», — сетует Мамонтов.

В этом году процессы, начавшиеся в 2020-м, получили свое продолжение, вторит ему гендиректор группы «Продо» Вадим Долгов. «Неблагоприятные погодные условия, а также не самая позитивная эпизоотическая ситуация сказались на всех аграриях», — комментирует он.

Заместитель гендиректора агропредприятия «Родное» (Тульская область) Дмитрий Инютин говорит, что на экономику компании негативно влияют экспортные пошлины и задержки производства агрохимии в Китае. «Последнее связано с тем, что Китай ограничил производство для улучшения экологической ситуации в стране, — поясняет он. — Кроме того, в связи с ростом мировой цены на природный газ мировые цены на удобрения взлетели, на рынке стал наблюдаться их дефицит».

На работе холдинга «Эко-культура» сказываются экономические проявления пандемии. «Наш инвестиционный бюджет корректируется в сторону увеличения в связи с тем, что дорожают стройматериалы и сырье. Тем не менее, в целом мы проходим 2021 год в стабильном режиме, достигаем плановых финансовых и операционных результатов, планомерно реализуем нашу масштабную инвестиционную программу», — рассказывает президент холдинга Александр Рудаков. Компания продолжает реализацию восьми инвестиционных проектов в разных регионах, в частности, достраивает тепличный комплекс в Подмосковье, а также новые очереди уже действующих комбинатов в Тульской, Воронежской, Ленинградской областях, другие объекты.

2064686639.jpg

 

Себестоимость растет, доходы снижаются

Цены на продукцию растениеводства в 2021 году в целом сложились на привлекательных для ее производителей уровнях. «Рыночные цены на рапс, подсолнечник и зерновые сегодня достаточно высокие, и у нас есть все основания надеяться, что год мы закончим без убытков, — рассчитывает Данилов. — Даже с учетом существующих экспортных пошлин, а также увеличения стоимости агрохимической продукции и сельхозтехники сложившиеся цены на растениеводческую продукцию нельзя назвать плохими».

Для «Августа» как производителя химических средств защиты растений год тоже сложился весьма удачно: компания увеличила продажи продукции и ожидает, что суммарный объем реализации в России и за рубежом в денежном выражении приблизится к $500 млн (без НДС). «В целом последние годы были достаточно удачными для растениеводства и в России, и за ее пределами. Высокие цены на продукцию позволяли сельхозпроизводителям чувствовать себя уверенно, заниматься техническим перевооружением и больше времени и средств уделять отработке технологий, дающих возможность повысить продуктивность бизнеса», — говорит Данилов.

На некоторые виды продукции, в частности на масличные, в этом году цены выше, чем ожидалось, отмечает Иванов, а вот на зерновые, напротив, цены ниже желаемых: их ограничивает экспортная пошлина. Кроме того, выпадающие доходы, которые государство обещало вернуть в виде субсидий, направив на них собранные от взимания пошлины средства, «Раздолье Агро» не получило, добавляет он.

Финансовые результаты года аграриям еще предстоит подвести, однако уже очевидно, что из-за увеличения себестоимости производства и ограничения экспорта они окажутся не настолько хорошими, как могли бы быть. Правда, в этом году проблема удорожания средств производства еще не ощущается в полной мере, поскольку отчасти сельхозпроизводители использовали сделанные ранее запасы.

Инютин говорит, что повышение цен на технику и удобрения негативно влияет на доходность предприятия, хотя, по его словам, с такой ситуацией оно сталкивается каждый год. Кашуба тоже отмечает стремительный рост стоимости удобрений, по некоторым позициям в 1,5-2 раза, что существенно отражается на стоимости посевной под урожай 2022 года.

По словам Долгова, из-за удорожания средств производства складывается патовая ситуация: себестоимость продукции мясопереработки увеличивается, а компенсировать это повышением отпускных цен производители не могут. Мамонтов подтверждает, что это актуальная проблема: у агрохолдинга выросла себестоимость глубокой переработки мяса из-за повышения на 20% цен на ингредиенты и на 35% — мясного сырья. «Себестоимость увеличивается, но мы не можем согласовать повышение цены на готовую продукцию с федеральными сетями, через этот канал сбыта мы реализуем 60% продукции. Вариант один — останавливать продажи», — говорит он.

Рост себестоимости производства в аграрном секторе носит долгосрочный характер, поскольку инфляция наблюдается по всему спектру видов затрат: от стоимости техники и удобрений до зарплат персоналу, обращает внимание Дарья Снитко. Тем не менее, в условиях быстрого повышения мировых цен на продовольствие маржинальность производства в основных секторах сохраняется. По ее оценке, под удар попали те редкие сегменты рынка, где по сравнению с прошлым годом произошло увеличение выпуска, например, производство плодовых культур. «В случае если цены на конечную продукцию начнут резко корректироваться, участники рынка будут вынуждены переходить к сокращению выпуска и экономить на технологии производства, что в будущем грозит началом нового витка глобальной продовольственной инфляции», — предупреждает она.

Сдерживать рост себестоимости сельхозпродукции концерну «Покровский» помогает создание замкнутого производственного цикла. Кроме растениеводства, компания развивает животноводство, в структуре группы есть семеноводческие хозяйства, элеваторы, сахарные заводы, предприятия по переработке мяса и молока, рассказывает Кашуба. «Все это позволяет нам не только контролировать качество продукции “от поля до прилавка”, но и уменьшить зависимость от рыночной конъюнктуры», — поясняет он. Так, расширение посевных площадей позволило концерну нарастить урожаи основных агрокультур и как следствие — получить рост и в других направлениях агробизнеса.

По словам Долгова, все участники рынка столкнулись с ростом себестоимости, и из этой ситуации каждый ищет свой выход. Самый простой, если говорить о производстве конечной потребительской продукции, — удешевление рецептур путем перехода на более доступные по цене ингредиенты. Однако добросовестные производители не могут себе этого позволить, так как это прямой путь к потере качества продукта и доверия лояльной аудитории, подчеркивает он. «Снижение издержек — необходимая сегодня мера. Она позволяет добиться некоторого выравнивания ситуации. Однако этот путь тоже конечен: издержки не снизить до нуля, — акцентирует он. — И если факторы, влияющие на рост себестоимости, сохранятся, то производитель в конце концов также получит существенное падение плановых финансовых показателей». Предприятия группы «Продо» проводят работу по оптимизации и повышению эффективности производственных процессов, а также стремятся увеличить выпуск продукции с высокой добавленной стоимостью. В частности, увеличивается доля продукции глубокой переработки, появляются инновационные и востребованные рынком продукты, комментирует Долгов.

0023.jpg

 

Деньги дорожают, но инвестиции есть

К середине ноября инфляция в годовом выражении достигла 8,1%, в том числе продовольственная — почти 11%. Прогноз Центробанка по инфляции на 2021 год — 7,4-7,9%, и, вероятнее всего, она будет ближе к верхней границе прогноза. При этом регулятор видит риск повторного резкого роста цен на продовольствие в 2022 году, что связано с не очень хорошим урожаем в мире, и не исключено, что в следующем году ситуация повторится из-за повышения цен на удобрения. Глава ЦБ Эльвира Набиуллина призывала снизить рост цен как можно скорее, так как от этого в первую очередь страдают самые незащищенные группы населения.

В попытке сдержать темпы роста цен, в этом году Центробанк начал повышать ключевую ставку. Так, в марте она была увеличена впервые с декабря 2018 года — на 0,25 п. п. до 4,5%. В дальнейшем в течение года ставка также росла и в ноябре составляла 7,5%. Вероятнее всего, в декабре она снова будет повышена.

Ключевая ставка в России снижалась на протяжении 2020 года и первого квартала 2021-го, и мы видели исторически низкие реальные процентные ставки в экономике, напоминает Снитко. Новый виток повышения, спровоцированный высокой инфляцией, вероятно, продлится до середины 2022 года, прогнозирует она. Рост ставки приводит к удорожанию заемного финансирования, притом что инвестиционная активность в агросекторе и так снижалась в последние год-два до пандемийного кризиса, так что он только усугубил проблему уменьшения активности капиталовложений, считает эксперт. «Также болезненным для сектора стало то, что экспортные направления, которые активно поддерживались с 2018—2019 годов, в 2020—2021-м попали под дополнительное регулирование: вводились ограничения на вывоз в виде квот, экспортные пошлины и т. п.», — добавляет она.

Повышение ключевой ставки является определенным сдерживающим фактором для сельского хозяйства, однако основной объем кредитных ресурсов в секторе выдается на льготных условиях по ставке не выше 5% годовых, обращает внимание Илюшина. Таким образом, организации, привлекающие в сельское хозяйство значительный объем средств, получают относительно дешевые деньги благодаря господдержке и мало зависят от колебаний ключевой ставки, рассуждает она. По итогам года Институт Внешэкономбанка не ожидает существенного замедления темпа роста инвестиций в агросекторе. 

По оценке Фролова, инвестиции в АПК продолжили расти, отказа от реализации каких-либо крупных проектов не произошло. «Крупнейшие заявленные инвестиционные проекты в основном относятся к производству и переработке свинины, тепличному сектору, переработке зерна и масличных. Перспективными, безусловно, остаются направления с экспортным потенциалом, а также сфера AgriTech», — уточняет он. По данным Росстата, в первом полугодии инвестиции в основной капитал сельского хозяйства составили 220 млрд руб., что на 8,6% больше, чем годом ранее.

В 2021 году концерн «Покровский» в полном объеме продолжает инвестиционную программу по развитию и модернизации агробизнеса, общий объем вложений по итогам трех кварталов превысил 2,6 млрд руб. Основное направление — это обновление парка техники и покупка современного агротехнического оборудования, кроме того, на протяжении последних нескольких лет компания планомерно увеличивает площади под орошением. Также продолжается реализация крупнейшего инвестпроекта в сфере растениеводства — создание сада фундука. В течение 2021-2022 годов его общая площадь будет расширена с 300 до 550 га.

На финансовом рынке вслед за увеличением ключевой ставки ЦБ наблюдается значительный рост стоимости кредитов, ставки по которым уже превышают 11% годовых, отмечает Станислав Кашуба. В таких условиях заемное банковское финансирование становится слишком дорогим для бизнеса, поэтому концерн снижает свою долговую нагрузку: по итогам девяти месяцев 2021 года кредиторская задолженность группы компаний сократилась на 20%. «Для привлечения внешнего финансирования мы использовали другой инструмент на долговом рынке: в феврале 2021 года выпустили первый облигационный займ на 1 млрд руб., — делится Кашуба. — Считаем это хорошей альтернативой дорожающему банковскому кредитованию».

Агрохолдинг «Юбилейный» тоже полностью реализовал планы по капитальным вложениям на этот год. «Более того, мы купили сельхозпредприятие, благодаря чему наши посевные площади увеличились на 20 тыс. га, и продолжаем расширять производство охлажденных полуфабрикатов — есть хороший рост», — доволен Мамонтов.

Группа «Продо» в этом году не планировала новые крупные инвестиции, так как ряд проектов был завершен в 2019—2020 годах. «В 2021 году мы финансировали текущие потребности предприятий по замене или модернизации оборудования, например, для предприятия “Лузинское зерно” закупали современную технику для работы с почвой, поскольку планируем расширять земельный банк и активно работаем над ростом урожайности», — комментирует Долгов.

По его словам, текущие потребности компании в заемном финансировании и ликвидности в целом удовлетворяются, но в отрасли можно отметить ряд негативных моментов, связанных с увеличением стоимости кредитов. «Таких низких ставок, как в начале года, давно не было, а сейчас рост не катастрофический, но на фоне сложной рыночной конъюнктуры для многих это может стать существенным фактором, — полагает он. — Продолжают действовать геополитические риски, в целом за год отрасль столкнулась с резкой переоценкой логистических рисков, что заставляет банки быть более осторожными и также влияет на стоимость финансирования».

0024.jpg

Глобально на реализацию инвестиционных проектов в агросекторе, как и в других отраслях, повлияло повышение стоимости строительных материалов, что повлекло увеличение объема затрат на капитальное строительство и общее удорожание проектов, говорит главный аналитик группы «Черкизово» Рустам Хафизов. Тем не менее, компания не собирается отказываться от ранее запланированных проектов. «Сейчас нашим крупнейшим проектом является формирование мясоперерабатывающего кластера в городе Ефремов Тульской области. Также, в соответствии с инвестиционной стратегией, мы реализуем проекты в Липецкой, Тамбовской, Московской, Воронежской, Ленинградской, Брянской областях и Алтайском крае», — перечисляет он, добавляя, что проблем с привлечением заемного финансирования у агрохолдинга нет. Наоборот, позитивным моментом стало то, что в этом году максимальный размер льготных краткосрочных кредитов увеличили с 1 млрд руб. до 1,5 млрд руб., добавляет он.

У компании «Раздолье Агро» на этот год не было глобальных инвестиционных планов, поэтому не пришлось вносить какие-либо коррективы на фоне изменения ситуации на рынке. «С точки зрения заемного финансирования этот год такой же, как и прошлый: небольшие кредиты — в районе миллиона рублей, можно взять достаточно легко, а вот займы от 10 млн руб. и выше получить почти невозможно», — отмечает Иванов.

«Родное» в этом году не брало кредиты и смогло уменьшить долговую нагрузку. При этом предприятие пополнило парк техники: закупило как импортные, так и отечественные машины. «Кроме того, мы решили реконструировать гараж и будем продолжать модернизировать производственную базу», — делится планами Инютин.

Программы льготного кредитования работают стабильно, «Эко-культура» в этом плане не испытывает никаких проблем. С точки зрения доступности финансовых ресурсов ситуация не изменилась, хотя отличия от предыдущих лет в 2021 году все-таки есть. «За последние несколько лет наш бизнес значительно вырос, соответственно, увеличился и кредитный портфель, поэтому, конечно, кредиторы относятся к нам теперь иначе: к нам больше внимания, больше дополнительных вопросов, — рассказывает Рудаков. — Это нормальная объективная ситуация, мы относимся к этому с пониманием». Несмотря на изменения и ограничения, вызванные пандемией, инвестиционный климат в российском АПК остается вполне благоприятным, добавляет он.

Старые проблемы сохраняются

Надежда Каныгина из ИКСИ среди старых проблем отрасли, которые оставались нерешенными в 2021 году, называет слабое развитие системы агрострахования. «Согласно данным Банка России, в первом полугодии объем собранных премий по договорам агрострахования вырос на 35,9% в годовом выражении, до 4,5 млрд руб., однако данный показатель не соответствует даже уровню 2015-2016 годов, — сравнивает она. — При этом число заключенных договоров агрострахования сократилось на 11,8% до 22,9 тыс., а договоров с господдержкой среди них было всего 1634». Кроме того, Каныгина отмечает недостаточность и несвоевременность перечисления господдержки, а также ее избирательность. Остаются нерешенными и системные проблемы: АПК испытывает дефицит мощностей хранения и доработки продукции, есть проблемы с логистикой, из-за чего потери по отдельным категориям продовольствия доходят до 40-50%. «В условиях неналаженных систем распределения и хранения, увеличение объемов производства представляется проблематичным и даже нерациональным», — считает Каныгина.

Источник: Агроинвестор
Телеграм-канал https://t.me/zolnews
Читайте новости рынка в нашем мобильном приложении
Адрес новости: http://www.zol.ru/n/34d33
Установите мобильное приложение Зерно Он-Лайн: