РЕГИСТРАЦИЯ
НОВОСТИ
АНАЛИТИКА
ИНСТРУМЕНТЫ РЫНКА
СПРАВОЧНИК
СЕЛЬХОЗТЕХНИКА
УЧАСТНИКАМ
СЕРВИС
ПОИСК ПО САЙТУ
Введите слово или фразу:
Искать в разделе:


 
АПК РФ в ближайшие 5-7 лет потребуется до 1 трлн руб. кредитов в год для стабильного развития - глава Росагропромсоюза Иван Оболенцев
07.12.09


Иван Оболенцев
Завершающийся год отмечен не только усилением роли государства на агропродовольственном рынке России, но и активизацией в аграрном секторе объединений сельхозпроизводителей.

О том, насколько эффективным может быть этот тандем, что необходимо для того, чтобы государственно-частное партнерство в АПК стало реальностью, "Интерфаксу" рассказал председатель комиссии РСПП по агропромышленному комплексу, председатель Росагропромсоюза и глава компании "Оптифуд" Иван Оболенцев.

- Несмотря на кризисные условия, агропромышленный комплекс страны, который второй год работает в соответствии с Госпрограммой развития сельского хозяйства, сумел добиться хороших результатов. Неслучайно в послании президента РФ Дмитрия Медведева Федеральному собранию показатели роста отрасли были названы лучшими среди всех отраслей. Премьер Владимир Путин в беседе с россиянами отметил, что благодаря агропромышленному комплексу результаты развития экономики в целом оказались лучше, чем ожидались.

За счет чего, на ваш взгляд, удалось удержать хорошие темпы развития и удержаться в непростых условиях финансово-экономического кризиса? Какую роль в этом сыграла поддержка государства? Какое событие вы могли бы назвать наиболее значимым для отрасли в уходящем году?


- Начну с последнего вопроса. Конечно же, таким событием можно назвать смену министра сельского хозяйства.

Гордеев на посту министра зарекомендовал себя самым сильным руководителем Минсельхоза в постсоветской России. Ему удалось сделать главное - поменять отношение к сельскому хозяйству и сельхозпроизводителям, включить аграрную отрасль в один из нацпроектов, привлечь к ней внимание частных инвесторов, оказать содействие в привлечении миллиардов долларов в отечественный агропром. Вместе с ростом государственных расходов на АПК активизировались банки, частный бизнес. Кстати, Россельхозбанк также создавался при его непосредственном участии.

Новому министру приходится развертывать свою деятельность в период кризиса, что, безусловно, накладывает определенные ограничения на принятие новых инициативных решений.

Теперь о том, что непосредственно касается влияния кризиса на ситуацию в сельском хозяйстве.

По итогам 10 месяцев этого года индекс сельскохозяйственного производства находился в пределах 100% к уровню аналогичного периода 2008 года, что, безусловно, выглядит очень позитивно на фоне других секторов российской экономики. Несмотря на сокращение доходов государства, финансирование отрасли идет на таком уровне, который обеспечивает ее дальнейшее развитие, сохраняет намеченные приоритеты. А выделение отрасли в этом году кредитных ресурсов почти на 800 млрд рублей, бесспорно, свидетельствует об ее инвестиционной привлекательности и кредитоспособности.

В основном обеспечены потребности АПК как в инвестиционных кредитах, так и в кредитах на пополнение оборотных средств. Чрезвычайно важно отметить, что выданные ранее кредиты частично были пролонгированы. Проблема, однако, в том, что число банков, активно участвующих в кредитовании агропрома, невелико. По сути дела, отрасль опирается всего лишь на первую десятку банков.

Богом данное преимущество агропромышленного комплекса перед другими отраслями состоит в том, что спрос на продукты питания сохраняется при любых экономических потрясениях. Машину можно поставить в гараж, квартиру продать, на курорт не поехать, а вот без продовольствия, хотя бы в минимальном наборе, обойтись невозможно. Правда, в условиях кризиса потребительский спрос падает, и все больше и больше смещается в сторону более дешевых продуктов.

До конца года должна быть принята доктрина продовольственной безопасности. В соответствии с нею, в российской экономике будет планомерно осуществляться курс на импортозамещение.

Тем не менее, считаю преждевременным говорить о том, что поставленные правительством задачи по вытеснению импортной продукции с рынка удастся решить в короткие сроки. Доля импорта еще остается достаточно высокой, а его сокращение вызвано преимущественно снижением спроса и сложностями с финансированием закупочных операций, а не замещением импортной продукции аналогичными отечественными товарами. Пока что отрасль по-прежнему остается уязвимой для конкуренции со стороны импорта. Нам необходимо снижать издержки производства и развивать инфраструктуру, а это потребует крупных дополнительных расходов на создание новых и реконструкцию действующих предприятий. Государству и бизнесу необходимо действовать сообща и принимать дополнительные скоординированные адресные меры для поддержания темпов развития отрасли и ликвидации "зон риска".

- Вы можете назвать эти дополнительные меры?

- На мой взгляд, необходимо диверсифицировать набор инструментов для стимулирования производства и спроса. На протяжении ближайших пяти-семи лет отрасли потребуется кредитование в объеме не менее одного триллиона рублей в год. Это и инвестиционные кредиты, и кредиты на пополнение оборотных средств.

- И вы считаете, что в условиях кризиса это возможно?

- Именно кризис проявил высокий уровень надежности кредитования аграрного сектора. Кредитный портфель АПК достаточно качественный. В отличие от ряда других отраслей просрочки с возвратом кредитов здесь минимальные и число банкротств сельхозпроизводителей сравнительно невелико.

Причем потребуется не только сохранять, но и расширять объемы кредитования, развивать инструментарий кредитных продуктов и мер господдержки. Но, наряду с наращиванием объемов кредитования, необходимо сосредоточиться, в первую очередь, на кредитах, направляемых на конкретные целевые программы, а также на ликвидацию так называемых "зон риска", от благополучия которых зависит развитие всей отрасли.

- Что, по-вашему, входит в эти "зоны риска"?

- Прежде всего, это генетика, без которой все наши разговоры об активном развитии АПК и об импортозамещении останутся пустым звуком. Это реальная зона риска. У нас нет качественных семян, инкубационных яиц, племенных животных. А это значит, что сейчас мы почти полностью зависим от их импорта. И если сейчас в какой-нибудь стране, откуда мы везем инкубационные яйца или племенных животных, полыхнет какое-нибудь заболевание, все эти новые современные птицефабрики и свиноводческие комплексы, в которые вложены миллиарды рублей частных и государственных средств, встанут. Просто нечего будет класть в инкубатор, или будем класть то, что не гарантирует требуемого качества конечной продукции - мяса, молока, яиц. Это, в том числе и государственный, стратегический вопрос, и он решается сегодня частными компаниями.

Интерес государства не только в том, что современное инновационное производство создает новые рабочие места, стимулирует внедрение прогрессивных технологий, расширяет налогооблагаемую базу. Не менее важно, что частные инвестиции позволят уйти от критической зависимости от импортного племенного материала, обеспечить иммунитет от возможных изменений торгово-политической и эпизоотической обстановки в мире. А это важный элемент системы обеспечения продовольственной безопасности страны. Хочу отметить, что правительство и заинтересованные ведомства России знают об этой проблеме и разрабатывают комплекс мер по ее устранению.

Надо выделять такие стратегические проекты, которые значительно сузят "зону риска", и по каждому из них в ручном режиме разрабатывать конкретные меры поддержки. Даже для нашей огромной аграрной державы таких проектов будет немного - в пределах 100 на страну. Но это должны быть проекты с большой буквы, проекты общегосударственного значения. Их территориальная привязка должна четко базироваться на биоклиматическом и организационно-хозяйственном потенциале регионов. Это позволит максимально эффективно использовать выделяемые государством ресурсы.

Конкретный пример: компания "Эксима" (владеет Микояновским мясокомбинатом - ИФ) строит в Орловской области суперсовременный генетический центр. Но чтобы сдвинуть эту махину, ей в разы нужно больше поддержки со стороны государства, и не только за счет субсидированных кредитов.

Мы много ссылаемся на мировой опыт. А он говорит о том, что реализация масштабных стратегических проектов в АПК осуществляется при особом внимании со стороны государства. А в кризисные годы господдержка только возрастает. В Белоруссии, например, государство компенсирует до 50% затрат на оборудование для АПК, а в определенных случаях может быть компенсирована и вся процентная нагрузка. В США только в рамках антикризисной программы на аграрный сектор выделяется $52 млрд по социальным программам стимулирования потребительского спроса и прямую господдержку.

Повторюсь, сфера "зон риска", где пересекаются стратегические интересы государства и частного бизнеса, нуждается в более серьезной, чем у нас сегодня, поддержке. Нельзя, чтобы бизнес, который решился вложить значительные средства в такие проекты, оставался один на один с проблемами, возникающими в ходе их реализации. Если государство заинтересовано в проектах, то оно должно не только стимулировать их реализацию через экономические и налоговые преференции, но и по существу гарантировать их устойчивость как на стадии разработки, так и на стадии промышленной эксплуатации.

Не менее важно также добиваться синхронизации господдержки с мерами таможенно-тарифного и нетарифного регулирования отрасли, с мероприятиями по стимулированию спроса, проводить конкурсы на размещение госзаказа, осуществлять товарные и залоговые интервенции. Только при этом условии может быть обеспечено устойчивое динамичное развитие АПК на годы вперед.

- Но большая часть этих мер используется: есть, например, квоты на импорт мяса, по мере необходимости корректируются импортные пошлины. Государство проводит зерновые интервенции, нацелилось на молочные. И комиссия по защитным мерам во внешней торговле стала гораздо чаще собираться и принимать решения. Этого, считаете вы, недостаточно?

- Набор применяемых сейчас мер действительно выглядит достаточно внушительным. И они положительно влияют на ситуацию в отрасли. Проблема лишь в том, что эти меры не всегда применяются своевременно, эффективно, комплексно, в увязке с другими регулирующими мероприятиями.

Аграрную политику в стране должны определять чиновники - высочайшие профессионалы в своем деле, опирающиеся на поддержку отраслевых союзов и ассоциаций. В противном случае страдает экономика отрасли. В этом мы наглядно убедились в текущем году, когда на фоне общих достаточно благополучных валовых показателей отмечается падение закупочных цен на зерно, молоко и целый ряд других товаров, причем до такого уровня, который не обеспечивает рентабельность их производства. Не исключено, что после нового года нас ждет неприятный сюрприз в виде рапортов с мест о резком сокращении поголовья крупного рогатого скота по итогам текущего года или о том, что в некоторых регионах пришлось пустить под нож даже племенной скот.

Часто в разработке конкретной программы задействовано слишком много министерств и ведомств, интересы которых далеко не всегда совпадают. При этом каждое отдельно взятое ведомство не отвечает за конечный результат - производство сельхозпродукции и не просчитывает, как его инициативы отразятся на отрасли, на обеспечении страны продуктами питания, на уровне закупочных и розничных цен.

- Как на фоне необходимости решения этих проблем вы видите роль Росагропромсоюза, который, судя по всему, переживает второе рождение?

- Сейчас в аграрном секторе более 18 тысяч общероссийских, региональных, межрегиональных, муниципальных, отраслевых, межотраслевых союзов и ассоциаций, часть из которых просто даже идентифицировать невозможно. Только организаций общероссийского уровня около 200. И не проблема - что организаций много. Плохо то, что зачастую они действуют несогласованно, вразнобой, по одному и тому же вопросу заявляют разные позиции. А это уже серьезно, это размывает наши силы в отстаивании интересов отрасли.

Агропромышленный союз России существует уже более 20 лет. В его состав входят агропромсоюзы 69 регионов, более 20 отраслевых союзов, свыше 40 крупных компаний. На предприятиях и в организациях, представленных в нашем Союзе, работает почти 20 млн человек. Причем это - не только сельское, но и городское население.

Союз должен расти, развиваться, обновляться и главное - соответствовать нынешним реалиям развития АПК. Его надо строить таким, каким он нужен сегодня аграриям. Причем это должен быть союз, который будет представлять интересы всего аграрного сообщества. Да, это лоббистская структура, и нечего тут скрывать. Нам пора привыкать к тому, что лоббизм - вполне цивилизованное явление. Мы - посредники между аграриями и властью, мы объединяемся в те или иные структуры именно для того, чтобы продвигать наши общие интересы и решать конкретные задачи, между прочим, задачи общественно полезные. Опять сошлюсь на мировой опыт. В любой стране с развитым аграрным сектором открыто и на законных основаниях действуют аграрные лоббисты. Лучшим примером этого являются США, где аграрное лобби многие десятилетия представляет собой значительную и реальную силу при решении аграрных проблем.

Сейчас мы заканчиваем работу над концепцией развития Союза, которую, скорее всего, рассмотрим на заседании президиума уже в декабре. Она нацелена на то, чтобы союз сплачивал все здоровые силы аграрной отрасли, конструктивно взаимодействовал с Минсельхозом и другим ведомствами, приносил реальную пользу как всему АПК, так и конкретным аграрникам.

Мы ближе к земле, к производству, мы его лучше чувствуем, быстрее ощущаем подвижки, видим реакцию на перемены. Мы не претендуем на то, что знаем все, но по некоторым проблемам можем и готовы подсказать чиновникам решение. Мы за конструктивный диалог, за максимально широкое сотрудничество. Причем, не только с властью, но с общественными структурами, партиями, деловыми кругами, наукой.

Считаю, что аграрное сообщество должно быть максимально представлено в нашем Союзе. Двери открыты для всех, кто хочет, чтобы мнение аграриев было не просто озвучено, но услышано и учтено на всех уровнях власти.

- А как Росагропромсоюз собирается строить отношения с теми, кто вне его рамок? Есть ведь и другие объединения, та же ассоциация отраслевых союзов, например.

- Мы просто хотим быть полезными тем, кто в нас нуждается. Надо признать, что за последние годы Росагропромсоюз слегка сбавил темпы, как-то потерялся. И теперь, чтобы вернуться на исходные позиции и, главное, двинуться вперед, надо как следует поработать, сделать так, чтобы мы вновь были востребованы. Пока этого не сделаем, это будет только вывеска.

Помимо стратегии, мы сейчас разрабатываем модель взаимодействия общественных организаций с исполнительной и законодательной властью. В ближайшее время планируем организовать ее широкое обсуждение, и начнем, безусловно, с Минсельхоза.

Нам нужно взаимопонимание в парламенте, правительстве, на других уровнях власти. Иначе отрасль так зарегулируют, что мы вздохнуть не сможем. Только конструктивизм, только открытая дискуссия, только диалог - других вариантов нет.

- Как в сегодняшних условиях развивается компания "Оптифуд"? Повлиял ли кризис на ее инвестиционную программу? Пришлось ли отказываться или откладывать какие-либо проекты?

- Птицеводческая отрасль, а она у нас основная, в силу большей востребованности ее продукции по сравнению с "красным" мясом (говядина, свинина - ИФ), оказалась в наименьшей степени затронута кризисом.

Мы не сворачивали свою инвестиционную программу, ее основные пункты касаются Ростовской области. Так, в прошлом году компания завершила строительство второй очереди инкубатора на птицефабрике "Оптифуд-Центр", мощности которой рассчитаны на 11 млн цыплят в год.

На птицефабрике "Задонская" построили первую очередь кормоцеха, что позволило обеспечить кормами птицу, содержащуюся на производственной площадке мощностью 15 тыс. тонн мяса в живом весе в год.

На птицефабрике "Надежда" началась эксплуатация 10 новых корпусов для выращивания птицы. Они позволяют дополнительно производить до 4,8 тыс. тонн птицы в живом весе в год.

В текущем году, практически на днях, мы ввели в эксплуатацию Семикаракорский мясоперерабатывающий комбинат, рассчитанный на производство 60 тыс. тонн готовой продукции в год. Это позволит в перспективе довести общие показатели группы "Оптифуд" по производству мяса бройлеров глубокой заморозки, охлажденному мясу птицы, продуктов быстрого приготовления и полуфабрикатов до 100 тыс. тонн в год.

Кроме того, завершили строительство второй очереди птицефабрики "Оптифуд-Центр" на 15 тыс. тонн птицы в живом весе в год и начали строить пятую птицефабрику. В планах - строительство шестой.

К 2012 году мы намерены отказаться от закупки инкубационных яиц за рубежом за счет строительства двух площадок для размещения родительского стада птицы в Белокалитвинском и Семикаракорском районах Ростовской области. Стоимость проекта оценивается почти в 2 млрд рублей. К 2012 году производство инкубационных яиц составит 80 млн штук в год.

- Сколько средств вы вложили в развитие компании в этом году и есть ли прогноз на будущий год?

- В этом году инвестиции составили почти 2,7 млрд рублей против 1,9 млрд рублей в прошлом году. Надеемся, что в будущем году объем инвестиций также возрастет, но это во многом будет зависеть от экономической конъюнктуры, взаимоотношений с банками, а также госучреждениями.

- Получила ли компания госгарантии, за которыми обращалась, и на что конкретно будут направлены привлеченные средства?

- Да, по решению межведомственной комиссии нам в числе других агрохолдингов была предоставлена госгарантия в размере 1,6 млрд рублей. Полученные средства направим на развитие, в том числе на пятую птицефабрику, строительство которой уже началось, и на шестую, к строительству которой планируем приступить в 2011 году.

- Как развивается проект по созданию сети собственных холодильников и распределительных центров? Начато ли строительство центров в Москве и Ростове-на-Дону? Как функционирует центр в Санкт-Петербурге?

- Логистическое направление компании, достаточно новое и перспективное, началось с покупки складского комплекса в Ленинградской области (г.Зеленогорск). С конца 2006 года этот склад обеспечивает всю потребность ГК "Оптифуд" в хранении и распределении фруктов. В настоящее время завершается его реконструкция.

В прошлом году мы купили в Московской области (г. Домодедово) объект недвижимости, на базе которого будем строить новый логистический центр.

Кроме того, низкотемпературный склад, введенный на Семикаракорском мясоперерабатывающем комбинате в Ростовской области, также функционирует как распределительно-перевалочный центр для снабжения предприятий торговли в Южном федеральном округе.

В целом же полная реализация логистического проекта позволит нам создать сеть распределительно-складских терминалов класса "А" общей емкостью 25 тыс. паллето-мест.

Кроме того, в прошлом году компания перевезла 285 тыс. тонн собственных и клиентских грузов, в 2009-2010 годах этот показатель может существенно увеличиться. Для этого планируем, в частности, покупать автотранспорт.

- Каков ваш прогноз оборота компании на этот год?

Ожидаем, что получим около 12 млрд рублей по сравнению с 11,4 млрд рублей в прошлом году. Увеличение небольшое, но в сегодняшних условиях для нас очень важен и такой рост.

Финмаркет
По этой статье комментариев нет. Обсудить статью
Установите мобильное приложение Зерно Он-Лайн: