РЕГИСТРАЦИЯ
НОВОСТИ
АНАЛИТИКА
ИНСТРУМЕНТЫ РЫНКА
СПРАВОЧНИК
СЕЛЬХОЗТЕХНИКА
УЧАСТНИКАМ
СЕРВИС
ПОИСК ПО САЙТУ
Введите слово или фразу:
Искать в разделе:


 
Экспорт и импорт сельхозпродукции – невыгодный баланс
08.05.09


– Как показывают недавно подведенные итоги социально-экономического развития Казахстана за первый квартал текущего года, почти во всех отраслях экономики произошел спад, обусловленный влиянием мирового финансово-экономического кризиса.
Среди немногих отраслей, в которых отмечен небольшой рост производства – сельское хозяйство. Конечно, можно просто порадоваться тому, что аграрный сектор нашей страны оказался таким устойчивым, тем более, что, в отличие от нефти, спрос на продукты питания есть всегда – и цены не падают.

К сожалению, по некотором размышлении, приходится констатировать, что особого повода для ликования здесь нет, и ситуацию в сельском хозяйстве лучше рассматривать вообще отдельно от кризисных явлений в остальной казахстанской экономике.

В своем Послании народу Казахстана «Через кризис к обновлению и развитию» Президент Н.А.Назарбаев указывал, что благодаря развитию агропромышленного комплекса решаются две важнейшие для страны задачи – обеспечение продовольственной безопасности и диверсификация экспорта.
Здесь же Президент отметил, что сегодня в Казахстан импортируется половина мясопродуктов, 80 процентов плодоовощных консервов, половина сухого молока.

Об упадке сельского хозяйства, особенно животноводства, в 90-е годы говорилось и писалось достаточно много. И все же, для того, чтобы наглядно представить себе глубину этого упадка, можно привести некоторые цифры. Крупного рогатого скота в 1991 году в Казахстане насчитывалось 9 592,4 тысяч голов, в 2008 году – 6 008,2 тысяч голов, мелкого рогатого скота в 1991 году было 34 555,7 тысяч голов, в 2008 году – 16 937,5 тысяч голов, лошадей было 1 666,4 тысяч голов в 1991 году, а в 2008 году – 1 366,0 тысяч голов, верблюдов – 145,1 тысяч голов и 147,6 тысяч голов,
свиней, соответственно, 2 976,1 тысяч голов и 1 384,3 тысяч голов, птицы – 59,9 миллионов голов и 30,7 миллионов голов.

Показатели 2008 года – кроме поголовья верблюдов, – как можно видеть, намного уступают аналогичным показателям 1991 года. Но они, в то же время, значительно выше, чем в конце 90-х годов. В этот период поголовье крупного рогатого скота сократилось до 3998,2 тысяч голов, а мелкого рогатого скота – до 9656,7 тысяч голов.

В какой-то степени, произошедшее с тех пор увеличение поголовья является результатом государственной политики в этой сфере. В какой-то – следствием общего экономического подъема, вызванного притоком в экономику денег от продажи нефти и газа. Но это – тема для отдельного обсуждения. Здесь можно только отметить, что ни государственная поддержка, ни общее оживление экономики с начала 2000-х годов не привели животноводство, по его важнейшим отраслям, даже близко к уровню 91-го года.

Неудивительно, что казахстанский продовольственный рынок наводняют «ножки Буша», российские консервы и другие импортные продукты. При этом значительно сократился уровень потребления мяса населением. В 1990 году на одного казахстанца приходилось 72 килограмма мяса в год, что довольно близко к физиологической норме потребления, определяемой международными экспертами в 80 килограммов в год. В 2006 году этот показатель равнялся 52 килограммам.

Поэтому говорить сейчас об экспортном потенциале животноводства, в макроэкономическом разрезе, наверное, преждевременно, хотя с высоких трибун уже заявлялось, что Казахстан может стать крупнейшим мировым экспортером животноводческой продукции. Когда производство, скажем, мяса, будет увеличено вдвое, это будет только приближением к полному удовлетворению спроса на внутреннем рынке. Конечно, какие-то объемы можно экспортировать хоть сейчас, но это приведет, в лучшем случае, к простому увеличению импорта. В худшем – к дальнейшему снижению потребления, поскольку импортные мясопродукты поступают, в основном, в переработанном виде и доступны не всем слоям населения.

Собственно говоря, ведь экспорт любой сельхозпродукции, даже в больших объемах, вовсе не свидетельствует о благополучии в соответствующей отрасли. Например, Казахстан является одним из крупнейших мировых экспортеров пшеницы. Ежегодно отправляется за границу по несколько миллионов тонн пшеницы высокого качества. В то же самое время ученые говорят о продолжающейся деградации почв – в том числе, занятых под зерновые культуры. Кроме того, как мы уже отмечали, поголовье скота восстанавливается медленнее, чем сокращалось в период экономического спада. Продуктивность животных, при этом, также снизилась – производство мяса в стране, по сравнению с 1990-м годом, сократилось в большей степени, чем поголовье. И не последнюю роль здесь играет дороговизна концентрированных кормов, обусловленная, в свою очередь, нацеленностью зерновых хозяйств на выращивание именно пшеницы для экспорта. Тем не менее, государство принимает специальные меры для повышения экспортных возможностей этой отрасли – например, кредитует экспортные операции по зерну.

Как бы там ни было, финансовый расклад получается такой, что можно задуматься о рациональности структуры нашего сельского хозяйства – в целом. Экспорт 10 миллионов тонн пшеницы в год – а такую цель у нас только ставят, – по цене 200 долларов за тонну даст выручку в два миллиарда долларов. При цене на мясо, приблизительно, четыре доллара за килограмм, всей выручки за проданную пшеницу хватает только на 500 000 тонн мяса. Для примера: в 2008 году, фактически, было потреблено 970 000 тонн мяса. А потребность внутреннего рынка в мясе, в соответствии с международной нормой, составляет 1 280 000 тонн.

Это означает, что экспортом зерна Казахстан, если страну рассматривать как единое хозяйство, в самом лучшем случае, может только компенсировать необходимые затраты на импорт мясных продуктов. Вот такой баланс – экспортируем то, что истощает почвы, а импортируем то, что могло бы эти почвы удобрять.

Теперь о том, что делается для исправления ситуации, неудобной и невыгодной для Казахстана – страны, располагающей значительным потенциалом для развития всех направлений сельского хозяйства.
В Стратегическом плане Министерства сельского хозяйства РК на 2009-2011 годы, утвержденном Правительством в конце прошлого года, перечислен целый ряд проблем, сдерживающих развитие растениеводства, в частности, низкий уровень химизации.

В числе проблем, сдерживающих развитие животноводства, названы: слабая кормовая база, недостаток полнорационных комбикормов и, как следствие, низкая продуктивность скота и птицы. Итак, животноводство также оказывается зависимым от урожайности зерновых, а значит и от уровня применения минеральных удобрений.

Какие же меры запланированы для решения именно этой проблемы – повышение уровня химизации в растениеводстве? Планом предусмотрено обеспечение увеличения объемов применения минеральных удобрений. Соответственно, по годам, в процентах по отношению к уровню 2008 года: в 2009 году– 103,0; в 2010 году – 105,0; в 2011 году – 107,0.
В 2008 году, как сообщалось в выступлениях руководства Минсельхоза, было внесено десять процентов от требуемого количества минеральных удобрений. Значит, в текущем, 2009 году Минсельхоз планирует увеличить этот показатель до 10,3 процента, в 2010 году – до 10,5, а в 2011 году – до 10,7.

О том, что минеральные удобрения из-за их дороговизны малодоступны для большинства казахстанских зерносеющих хозяйств, неоднократно говорилось на правительственных совещаниях. Поэтому, еще в прошлом году Министерством сельского хозяйства планировалось усовершенствовать программу субсидирования из бюджета приобретения и применения минеральных удобрений – в том направлении, чтобы субсидировать не просто посевы, а приобретение минеральных удобрений. Тогда же было рекомендовано местным органам власти заключать меморандумы о партнерстве с заводами, производящими удобрения, и с поставщиками-импортерами.

Теоретически, как отмечалось в ходе одного из мартовских заседаний Правительства, казахстанские заводы могут полностью обеспечить земледельцев минеральными удобрениями. Но доступность их по цене для отечественных хозяйств остается под вопросом, особенно в связи с тем, что в будущем, как уже неоднократно указывал министр энергетики и минеральных ресурсов Сауат Мынбаев, цены на электроэнергию значительно возрастут. А цена электроэнергии, в свою очередь, в стоимости некоторых видов минеральных удобрений составляет более 40 процентов.

То есть, вопрос об удешевлении минеральных удобрений остается нерешенным, и Стратегическим планом Минсельхоза, как видим, не предусматривается радикальное изменение ситуации. За три года увеличение объемов применения минеральных удобрений произойдет на 0,7 процента. Такими темпами – если в опубликованном тексте Плана нет ошибки, –внесения минеральных удобрений в необходимом объеме можно добиться через столько лет, что даже считать не хочется.

Так обстоит дело с минеральными удобрениями. С органическими удобрениями, которые также важны для повышения плодородия почв, оно обстоит, не исключено, что и хуже. Органическими удобрениями в Стратегическом плане даже не пахнет. Более того, здесь, при каждом упоминании об удобрениях, прямо указывается – «за исключением органических». Это странно, потому что о необходимости внесения органики наши ученые говорят не меньше, чем о других проблемах земледелия. В США и странах Европы государство специально субсидирует хозяйства, полностью отказавшиеся от минеральных удобрений и применяющие только органику. В России, в частности, в сходной по природно-климатическим условиям с нашими основными зерносеющими регионами Оренбургской области, субсидии на внесение органики предусмотрены, хотя они и меньше, чем на минеральные удобрения. Кстати, в Оренбуржье урожайность зерновых в 2007 году составила 18 центнеров с гектара, а в Казахстане – 13 центнеров.

Вообще-то, в выступлениях специалистов Минсельхоза тема органических удобрений в последние годы звучала, и не раз. Но в другом контексте – когда речь шла о необходимости ограничения поголовья животных, содержащегося в сельских подворьях. В настоящее время в личных подсобных хозяйствах граждан содержится около 80 процентов всего поголовья. Соответственно, на территории сельских населенных пунктов в больших количествах накапливается это самое органическое удобрение.

Кстати, об этом неоднократно говорили и депутаты, но соответствующий законопроект, разработанный Минсельхозом – о личном подсобном хозяйстве, – так и не выходит на финишную прямую. Тем временем, в некоторых местах вывоз навоза из населенных пунктов уже осуществляется с помощью государственных средств, выделяемых на поддержку малого и среднего бизнеса – как социальный проект.

В таких условиях, субсидирование применения органических удобрений могло бы решать сразу две проблемы: повышение урожайности полей и улучшение санитарного состояния сельских населенных пунктов.
Сам министр сельского хозяйства А.Куришбаев, говоря о внедрении влагоресурсосберегающей технологии земледелия, упоминал и об органических удобрениях, применение которых служит одной из мер по воспроизводству плодородия почвы.

А в Стратегическом плане черным по белому записано: «Для эффективного ведения земледелия, сохранения и воспроизводства плодородия почв необходимо дальнейшее стимулирование применения удобрений (за исключением органических)».

Остается только отметить, что в этом году, действительно, как и обещалось, начинается реализация новой бюджетной программы по удешевлению стоимости минеральных удобрений, приобретаемых сельхозтоваропроизводителями у отечественных заводов. В рамках указанной бюджетной программы из республиканского бюджета выделено 3,5 миллиарда тенге.

Для сравнения – ровно 3,5 миллиарда тенге составили безвозвратные потери республиканского бюджета по вине руководства одного только Фонда развития малого предпринимательства «Даму» при реализации программы поддержки малого бизнеса на 2005-2007 годы. С трех-четырех миллиардов тенге начинается стоимость одного элитного жилого комплекса в Астане или Алматы. Суммы такого же порядка украдены некоторыми предпринимателями-застройщиками у своих дольщиков.


Казиинформ
По этой статье комментариев нет. Обсудить статью
Установите мобильное приложение Зерно Он-Лайн: