РЕГИСТРАЦИЯ
НОВОСТИ
АНАЛИТИКА
ИНСТРУМЕНТЫ РЫНКА
СПРАВОЧНИК
СЕЛЬХОЗТЕХНИКА
УЧАСТНИКАМ
СЕРВИС
ПОИСК ПО САЙТУ
Введите слово или фразу:
Искать в разделе:


 
Хлеба хватит и себе, и на экспорт
11.11.18


В этом году основную прибыль получат экспортеры и сельхозпроизводители, собравшие вовремя хорошие урожаи, считает главный редактор журнала «Агроинвестор» Николай Лычёв. Своим видением итогов работы АПК и ближайших перспектив московский эксперт поделился с участниками выставки «АгроЭкспоСибирь», которая прошла на минувшей неделе в Барнауле. Перескажем наиболее интересные части его выступления.

Растениеводство

Несмотря на очевидные успехи, АПК страны по сравнению с 2017 годом уйдет в минус. В прошлом году в России собрали рекордный урожай зерна – 134 млн тонн. Нынче он будет в районе 108 – 109 млн тонн, в том числе 70,1 млн тонн намолотят пшеницы.

Все лето аналитики снижали прогнозы, но когда в сентябре стало понятно, что в Сибири соберут очень хороший урожай, то прогнозы резко выросли. В этом году уровень рефакции (то есть отходов) в зерне ниже 2017 года, благоприятная погода во второй половине уборочной и связанная с этим низкая влажность зерна добавили настроения крестьянам. Положительную роль сыграл рост уровня технической оснащенности и агротехнологий. Это развенчивает миф российских машиностроителей, что стране нужно огромное количество комбайнов и тракторов, чтобы технически перевооружить сельское хозяйство. Техническая модернизация уже произошла. И нужно лишь не сбавлять темпы обновления отрасли.

Среди негативных черт можно отметить введение против страны новых санкций и пошлин. Это формирует к России отрицательное отношение на внешнем рынке.

Можно вспомнить ценовой шок на ГСМ, который случился как раз во время посевной. Он привел к тому, что суммарные затраты аграриев в течение двух недель увеличились на 11,9 млрд рублей, или 3% стоимости весенней кампании. Эти деньги были вынуты из текущей выручки и возможных инвестиций. Конечно, правительство постаралось их компенсировать, но вернуло с опозданием и далеко не всё. Таким образом, сельхозпроизводители профинансировали часть прибыли нефтеперерабатывающих компаний. В следующем году цены на солярку поднимутся еще на 3 – 5 рублей благодаря росту налогов. Главное, чтобы они не увеличились одномоментно в период посевной.

По мнению Николая Лычёва, среднероссийскому аграрию не стоит переживать о снижении урожая в 2018 году. 108–109 млн тонн все равно третий результат с 1991 года и весьма приличный. Давайте вспомним, что рекордный урожай 2017 года привел к падению цен на зерно, так что нынешний недобор приведет к их росту. И для растениеводов это положительный фактор.

Нынешний урожай больше чем наполовину превышает внутреннее потребление. Значит, остается хороший экспортный потенциал. Притом что уровень мировых цен на биржевые агрокультуры (пшеница, кукуруза, соя) растет. В августе экспортные цены на пшеницу третьего класса в порту достигли самого высокого уровня с 2014 года – $233/т. А летнее подорожание доллара добавило рублевой выручки экспортерам. Понятно, что они не упустят шанса как можно больше продать за рубеж.

По расчетам Минсельхоза, до июля следующего года зернотрейдеры сумеют вывезти 39 млн тонн зерна. С учетом того, что в первые месяцы ими было закуплено очень много пшеницы, при приближении к заданным 39 млн тонн экспортеров ждет введение пошлин, квот или полный запрет на вывоз. Правительство не даст оголить рынок настолько, чтобы существенно подорожал хлеб.

Чего ждать аграриям?

Очень неплохие шансы у сельхозпроизводителей заработать на просе и гречихе. У бобовых перспектив не много, в частности у гороха и нута, потому что на них нет устойчивого покупателя за рубежом, который и формировал хорошие цены на внутреннем рынке. В основном эти культуры приобретали Индия и Иран, которые сейчас закрыты импортными пошлинами. Еще покупала Турция, но там нынче хороший урожай гороха. Можно предположить, что в ближайшие несколько лет эти культуры будут сеять меньше, так как аграрии вряд ли продолжат верить в их доходность. Продолжается уход от нишевых культур – льна, сафлора, рыжика, горчицы. Их доходность зависит от малопрогнозируемых внешних факторов. На внутреннем рынке спрос на эти культуры не сформирован, а за границей часто меняется.

Зато традиционные масличные, такие как подсолнечник, рапс и соя, по-прежнему в дефиците. Их проще продавать, есть устойчивый покупатель, иногда на него заранее известна цена или формула, по которой ее можно рассчитать. Конечно, подсолнечник уже не показывает двузначную прибыль, как пять лет назад, но остается высокодоходным, так как востребованы продукты его переработки: масло и шрот.

Хорошую прибыль можно получить от сои, особенно в центре страны.

В середине октября компания Cargill ввела в эксплуатацию в Ростовской области маслоэкстракционный завод производительностью 640 тыс. тонн. Это дополнительные объемы, которые аграрии не смогут одномоментно произвести, значит, на рынке образуется дефицит, который потянет за собой вверх цены на масличный подсолнечник. Кроме того, Минсельхоз рассматривает возможность нарастить экспорт продуктов переработки масличных в два раза до 2025 года. Поэтому «семечка» – возможный среднесрочный драйвер рынка. Конечно, ее производство ограничено агрономическими факторами, так как посевы подсолнечника сильно истощают почву.

Хорошие перспективы у рапса, посевы которого, по мнению Минсельхоза, в стране должны быть увеличены с 1,5 млн га до 5 млн га. Если ведомство делает такие заявления, значит, оно будет поддерживать производство масличных, которые, по мнению директора Департамента растениеводства МСХ Петра Чекмарева, востребованы на мировом рынке.

Если сравнивать прибыльность различных культур, то масличные самые интересные, они никогда не подведут. А Сибирь – идеальное место для производства рапса с точки зрения и климатических условий, и логистики: здесь недалеко от потребителей внутреннего и внешнего рынков.

КНР покупает 95% экспортной российской сои и 75% рапса. Экспорт сои и рапса в Китай поддерживает внутреннюю цену. Однако не следует думать, что Поднебесная нам откроет полностью свой рынок. До сих пор во внешнеторговом балансе Китая на Россию приходится меньше 1%.

Однако кроме КНР есть немало стран, готовых приобретать нашу сельхозпродукцию. Пока алтайские экспортеры доставляют ее в основном через сухопутную границу, но широкие экспортные возможности должны появиться после 2020 года, когда Объединённая зерновая компания построит терминал на Дальнем Востоке на 10 млн тонн.

Стабилизация

Плохой новостью для сельского хозяйства будет рост НДС до 20%, администрирования и непрямой фискальной нагрузки на бизнес. По оценкам экономистов, в России она составляет 50 – 60% от выручки. И без дебюрократизации бизнеса большой доходности не получить.

АПК не прибавляет финансовой устойчивости: участники рынка почти не инвестируют в добавленную стоимость, зарабатывая только на удачной ценовой конъюнктуре, которую они тоже не контролируют, потому что основная их продукция относится к биржевому товару. Куда спрос поведет, туда и пошли. Не развито страхование, хеджирование, не хватает дешевых кредитов и других финансовых инструментов, которые бы позволяли АПК уверенно смотреть вперед. Пока мы не решим эти проблемы, не сможем быть конкурентоспособными в среднесрочной и долгосрочной перспективе.

Если сложить результаты падения экономики страны во время кризиса 2014 – 2015 годов и последующий рост, то она сегодня остается на уровне 2013 года. При этом в России отсутствуют источники внутреннего роста, а внешние отключены по понятным причинам. Свободных денег у бизнеса нет, и поэтому нас ждет скорее стабилизация, чем рост.

Минэкономразвития прогнозирует по итогам года падение сельхозпроизводства на 1,1%, независимые эксперты – на 2 – 2,5%. В Минэкономразвития считают, что в ближайшие годы АПК будет расти на 1,3 – 2,9%. Ну, им положено быть оптимистами, тем самым настраивая участников рынка на положительный тренд.

По этой статье комментариев нет. Обсудить статью