РЕГИСТРАЦИЯ
НОВОСТИ
АНАЛИТИКА
ИНСТРУМЕНТЫ РЫНКА
СПРАВОЧНИК
СЕЛЬХОЗТЕХНИКА
УЧАСТНИКАМ
СЕРВИС
ПОИСК ПО САЙТУ
Введите слово или фразу:
Искать в разделе:


 
Россия меняет зерно на сусликов
29.08.02


Второй год подряд российские хлеборобы получают небывалый урожай зерновых культур: 85,4 миллиона тонн в 2001 году, и в этом, по прогнозам, будет собрано не меньше. Однако радоваться ли этому рекорду? Что делать крестьянам с собранным урожаем, ведь, как и в минувшие годы, они выдержали битву за урожай, стараясь не оставить на полях даже колоска неприкаянным, но вот куда сейчас деть трофеи?

Отрадные результаты жатвы специалисты восприняли с оптимизмом еще и потому, что потери при уборке стали меньше. Но возникла проблема: достижения в стиле Паши Ангелиной, это, конечно, хорошо, но рыночная экономика диктует свои законы. Нехватка того или иного товара поднимает цены на него, а перепроизводство грозит аграрному сектору кризисом. Цены неминуемо падают, и, чтобы оправдать затраты, поддерживая "справедливую цену", приходится буквально зарывать урожай в землю. В одном из бразильских сериалов, который не так давно шел на нашем телевидении, богатые в очередной раз плакали – кофе собрали много, продать его не могли, оказались на грани разорения. Это естественно. Зерновой рынок, как и сельское хозяйство в целом, подвержен колебаниям в первую очередь из-за погодных условий. Запланировать тут ничего нельзя, а гноить урожай на корню, лишь бы не продавать его в убыток, обидно. Что делать в таких случаях? Еще в апреле прошлого года в Астрахани прошло всероссийское совещание, на котором на правительственном уровне была одобрена система интервенций на зерновом рынке, их смысл – закупать лишнее зерно через биржу в государственные закрома и наоборот – выбрасывать его на рынок при возникновении дефицита. В прошлом году механизм был опробован, цену на пшеницу третьего класса удалось поднять на 300 рублей за тонну. Да и средства, предусмотренные в бюджете на такого рода операции на Евроазиатской бирже, удалось сэкономить, 250 миллионов рублей были рефинансированы на текущий год. Однако ситуация повторилась: не только на юге России, но и в средней полосе в этом году собран рекордный урожай.

Окончательный объем урожая будет зависеть от Сибири и Урала. Реально спрогнозировать количество зерна с точностью до одного-двух миллионов тонн пока трудно, ведь уборка завершается пока только в Центрально-Черноземном районе. Но уже сейчас ситуация не из простых. Один из фермеров сказал даже так: "Собрать-то собрали этот урожай, будь он неладен, да вот как жить дальше – неясно, государство у нас ничего забирать не хочет". Иными словами, когда пресловутые "закрома родины" ушли в историю, крестьянам приходится учиться торговать самим, выкручиваться и прогнозировать развитие ситуации на рынке с ничуть не меньшей интенсивностью, чем экономистам Минсельхоза.

Однако надо иметь в виду и следующее: ссыпать зерно есть куда. Элеваторы могут хранить урожай в куда больших объемах, чем сегодня. Но там нередко занимаются мелким мошенничеством, вымогая у крестьян деньги. А по-другому не хотят – сам по себе элеваторный бизнес неинтересен, он статичен и не может приносить больших прибылей. Крупные инвестиции в него не идут – хотя аграрный сектор и стал привлекательнее, капитал идет большей частью в переработку и упаковку, где нет сезонных перепадов по культурам, как в прошлом году по подсолнечнику и кукурузе.

Судя по всему, на ведомственном уровне, откуда, по логике вещей, и должны были пойти квалифицированные рекомендации хозяйствам, к новому рекорду оказались не готовы. Еще в июне прогноз министерства был 70-73 миллиона тонн, а сейчас ожидается не менее 85. Эту в определенной степени растерянность можно объяснить тем, что власти в первую очередь ставили перед собой задачу обеспечить продовольственную безопасность, которая в теории оказывается под угрозой, если импорт продовольствия приближается к критической отметке 25%. В последнее время Минсельхоз провел целую серию совещаний, в том числе и выездных, на тему – как поднимать птицеводство, молочное животноводство и производство комбикормов. Складывалось впечатление, что про хлеборобов почти забыли – будет достаточный урожай, и ладно. Кстати, на недавнем совещании в Орле в этом косвенно признался и вице-премьер Алексей Гордеев. Когда губернаторы стали жаловаться, что большой урожай зерновых обернулся проблемами сбыта, он сказал, что будет выбивать деньги из резерва правительства на закупки зерна по стабильным ценам, так как предусмотренных на это бюджетных 5 миллиардов рублей явно не хватит. И добавил, что если, несмотря на все усилия, это не удастся, ему самому "будет неинтересно работать – слишком много было сделано для роста сельхозпроизводства, и нельзя все загубить в одночасье". Дай бог, чтобы теперь уже министру удалось выдержать в правительстве битву за урожай. Но пока при средней цене за пшеницу от 1600 до 2100 рублей, по свидетельству орловского губернатора Егора Строева, "серые" перекупщики предлагают не более 500 рублей за тонну. При такой цене не только прибыль получить нельзя, а даже затраты не покроешь. Вопрос встал так остро, что вице-премьеру пришлось буквально в пожарном порядке инициировать рассмотрение этой темы на правительственном уровне. На одном из заседаний в самом начале сентября кабинет министров обсудит вопрос о проведении госзакупок зерна, а также и о такой корректировке таможенно-тарифной политики, которая бы позволила ощутимо поддержать агросектор и помочь ему завоевать место на внешнем рынке.

Формальная логика подсказывает, что если зерно трудно реализовать сейчас внутри страны сверх нормальной потребности, нужно его продавать за рубеж в больших объемах. Но то, что это пока в должной мере не удается (поставки нашей пшеницы в Канаду, где случился неурожай, – капля в море; так же и с Бразилией, недополучившей зерно из-за засухи в Аргентине, но с Латинской Америкой у нас связь слабовата), можно отнести к проблемам роста. Не будем забывать, рыночная экономика в нашей стране слишком молода. Торговых площадок – бирж – еще слишком мало. Если фермеры смогут получать там не только услуги брокеров, но и собственные торговые места, научатся заключать контракты даже через Интернет, дело пойдет куда быстрее. Это не такая уж недостижимая мечта – торговать нашим охлажденным мясом в Корее или сливой в Африке. Тем более что в виду глобального потепления климата в нашей стране посевные площади через двадцать лет существенно расширятся. Уходит "ледниковый период", когда наша страна была зоной рискованного земледелия. Но пока более масштабному экспорту нашего зерна, в частности, мешает низкая пропускная способность портов. Нужны новые терминалы, которые увеличат ее до 10 миллионов тонн в год. В прошлом году мы смогли экспортировать пять с половиной, да и то – только в Ирак и по соседству – в страны ближнего зарубежья. Но уже сегодня Россия в состоянии войти в десятку мировых экспортеров зерна. В ближайшее время Новороссийск, главная зерновая экспортная перевалочная база, близкая к основным "житницам", закроется на два месяца и поток придется переориентировать на Прибалтику и Санкт-Петербург, что чревато лишними затратами.

Ну а если посмотреть на проблему не с точки зрения нынешних трудностей, а в общем – перепроизводство в сельском хозяйстве – это для нас ново, в мире же более или менее научились с этим справляться. Не гноить же, в самом деле, клубнику на корню через два года на третий? За счет хеджирования рисков можно сгладить колебания цен из-за увеличения или снижения предложения продукции на рынке, этот механизм в мире отработан. Но дело не только в этом. Излишки надо уметь продавать туда, где не хватает зерна или чего-то другого. Но едва ли не главная причина наших экспортных проблем – неповоротливость бюрократической машины. Россия должна защищать свои интересы на рынке. Американцы чего только ни делают – даже кредитуют своих покупателей на государственном уровне, продавливают тендеры по закупкам в других странах. А российские чиновники не делают практически ничего, хотя тот же МИД должен с целью продвижения интересов отечественных товаропроизводителей крутиться, как мельничные крылья. Кроме того, весь мировой зерновой бизнес работает на кредитах, все ведущие компании-экспортеры имеют доступ к дешевым деньгам. А мы пока можем кредитоваться только под 15-20% годовых, в то время как Запад – под 5-7%. Эту проблему тоже надо решать, заинтересовывая банковский сектор. А то, что делает сегодня Минсельхоз, недостаточно, чтобы выдержать уровень высокого урожая. Если ничего не предпринимать, уже в следующем году начнется переориентация с зерна на другие культуры. Например, кукурузу или сою. Или, что того хуже, часть площадей просто перестанут обрабатывать и начнут сдавать землю под угодья для охоты на полевую фауну – кроликов и сусликов. Такова уж логика частного хозяйствования на земле, и от нее никуда не деться, несмотря на наше исторически сложившееся уважение к труду хлебороба.

Ну а в этом году селянам, которые напуганы "большим хлебом", президент Ассоциации крестьянских и фермерских хозяйств Владимир Башмачников дал такой совет: "Не спешите продавать зерно по бросовым ценам, стройте свои хранилища, не прогадаете".

Источник: «Утро.Ру»

По этой статье комментариев нет. Обсудить статью
Установите мобильное приложение Зерно Он-Лайн: