РЕГИСТРАЦИЯ
НОВОСТИ
АНАЛИТИКА
ИНСТРУМЕНТЫ РЫНКА
СПРАВОЧНИК
СЕЛЬХОЗТЕХНИКА
УЧАСТНИКАМ
СЕРВИС
ПОИСК ПО САЙТУ
Введите слово или фразу:
Искать в разделе:


 
РЗС: главным регулятором зернового рынка является экспорт, а не интервенции
04.12.13


Значение интервенционного фонда сильно переоценено, а зернового экспорта, который как раз и определяет конъюнктуру рынка, напротив, недооценено, передает SoyaNews. Президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский подчеркнул это на недавней конференции «Зерно России: Причерноморский вектор» в Краснодаре.

По его словам, в этом сезоне лишь динамика экспорта (11,4 млн т зерна на конец ноября) поддержала цены на зерно от дальнейшего падения. «Многое говорилось в последние годы о влиянии интервенционного фонда, о том, что интервенции играют существенную роль в рынке, - сказал глава РЗС. - Картина показывает, что влияние интервенций явно переоценено».

Несмотря на достаточно существенные запасы  интервенционного фонда в ряде сезонов, даже в неурожайные годы они представляли несущественный объем по сравнению с коммерческими запасами, уверен Аркадий Злочевский. «Все-таки главным основным температурным регулятором конъюнктуры является экспорт, - говорит он. - А интервенционный фонд способен лишь добавить динамики, либо, наоборот, снизить эту динамику от влияния экспорта. Не более того! То есть никакого фундаментального влияния на интервенционный фонд так и не сумел оказать на внутреннем рынке. Хотя заявлений на эту тему очень много, что он – чуть ли не спаситель Отечества».

Нынешнее состояние интервенционных закупок подтверждает эту мысль. По состоянию на 20 ноября в интервенционный фонд в СФО закуплено около 342 тыс. тонн пшеницы и фуражного ячменя. Тем самым не оправдались летние заявления чиновников о том, что государство будет готово закупить около 5 млн тонн. По прогнозу РЗС, до конца года объем интервенций составит около 610 тыс. тонн.

«Все графоманские планы на то, чтобы взять 2-3 млн тонн, могут реализоваться исключительно на рынке кукурузы», - считает президент отраслевого союза. Возможный объем интервенционных закупок этой культуры эксперт оценил в 500-600 тыс. тонн.

Что же касается экспорта, в межсезонье его темпы обычно замедляются. Если мировые цены не будут препятствовать российским экспортерам, наш потенциал в этом сезоне будет способен обеспечить объемы зарубежных поставок вплоть до 23-25 млн тонн, уточнил Злочевский. Впрочем, в прогнозном зерновом балансе РЗС он обозначил более осторожную оценку экспорта – 21-22 млн тонн.

Если экспортные планы отечественных производителей не реализуются, Злочевский обещает давление зерновых запасов на внутренний рынок. По его глубокому убеждению, российским зерновикам сегодня без экспорта никуда. «Часто звучат заявления о том, что надо конвертировать зерно на внутренней территории в излишки запасов животноводческой продукции, - объясняет он свою позицию. - Это миф, сказочки про белого бычка. На самом деле это невозможно в принципе сделать. И связано это даже не с тем, что у нас животноводство упало и некому в него вкладывать, и не с поголовьем, а с технологиями. Когда мы в советское время скармливали нашей скотине немереное количество зерна, в промышленном свиноводстве уже на текущий момент конверсия не выше 3 кг на кг живого веса. За счет чего? За счет того, что в составе корма увеличилась доля белков. Сегодня зерновых в составе кормов не более 65%. К чему это приводит? К снижению внутреннего спроса на зерно. И в связи с дальнейшим ростом животноводства и перераспределением поголовья свинины из ЛПХ в промышленные комплексы мы объективно имеем снижение спроса на зерно. О какой конвертации нашего зерна, перепроизводимого на нашей территории, в мясо может идти речь? Куда девать излишки? Кроме как на экспорт, больше некуда».

Другой путь увеличения внутреннего потребления зерновых, глубокая переработка зерна, в России по-прежнему развита слабо. «Некоторые перспективы наметились, но даже если нам удастся внедрить программу по поддержке государственного развития глубокой переработки зерна, мы получим в ближайшие 5 лет дополнительный спрос со стороны глубокой переработки в размере трех – максимум пяти миллионов тонн зерна, - сетует глава РЗС. - Больше представить невозможно, а излишков реально 25-30 миллионов тонн. Куда их девать? Кроме как на экспорт, больше некуда».

Злочевский привел в пример США, которые активней других занимаются продвижением своего зерна на международный рынок, даже проигрывая конкурентам, в том числе России, по стоимости фрахта. А у нас экспорт зачастую воспринимается как нечто непатриотичное. «Это показатель того, как мы ориентируем нашу политику и экономику, - констатирует эксперт. - Государство фактически занимается «мочиловом» экспорта, и вот к чему это приводит. В результате мы все теряем деньги. Теряют крестьяне, теряет логистика, теряют экспортеры, теряет вся цепочка. Вот следствие той политики, которую государство у нас проводит».

По этой статье комментариев нет. Обсудить статью
Установите мобильное приложение Зерно Он-Лайн: