РЕГИСТРАЦИЯ
НОВОСТИ
АНАЛИТИКА
ИНСТРУМЕНТЫ РЫНКА
СПРАВОЧНИК
СЕЛЬХОЗТЕХНИКА
УЧАСТНИКАМ
СЕРВИС
ПОИСК ПО САЙТУ
Введите слово или фразу:
Искать в разделе:


 
Взгляд на отрасль: что позволило российской сельхозпродукции стать конкурентоспособной
18.12.18


Директор проектов АПК ПАО «Сбербанк» Татьяна Крейтор рассказала об итогах года в сельском хозяйстве и уровне господдержки аграриев

Урожай зерновых культур в России в 2018 году предварительно составил 110 миллионов тонн — сообщил глава Минсельхоза Дмитрий Патрушев на встрече с президентом Путиным. Это на 11% больше, чем среднегодовые значения за последние пять лет.

О том, как государство и банки поддерживают российских аграриев, в интервью BFM.ru рассказала директор проектов АПК Сбербанка Татьяна Крейтор.

Можно ли сказать, что уровень господдержки российских аграриев находится на достойном уровне или аграриям всегда мало и они всегда будут просить дополнительных льгот и субсидий в том или ином виде?
Татьяна Крейтор: Действительно, более 25 регионов оказались в чрезвычайно сложной ситуации. С чем это связано? В ряде регионов сложилась засуха, в некоторых регионах прошел град, а где-то — велась борьба с вредителями. Минсельхоз акцентировал на этом внимание правительства. На возмещение понесенных затрат ведомство попросило порядка 10 млрд рублей для того, чтобы компенсировать понесенные затраты каждому аграрию каждого региона. Мы также столкнулись с этой ситуацией: некоторые клиенты обратились к нам с тем, что необходимо реструктурировать задолженность или дополнительно их профинансировать. Банк инициировал в Министерстве сельского хозяйства увеличение лимитов на одного заемщика и, тем самым, с использованием льготного механизма поддержки закрыл их дополнительную потребность.
Можно ли сказать, что уровень господдержки российских аграриев находится на достойном уровне или аграриям всегда мало и они всегда будут просить дополнительных льгот и субсидий в том или ином виде?
Татьяна Крейтор: В прошлом году стартовала программа субсидирования. Это льготная программа 1528, которая позволяет кредитовать аграриев по ставке от 1 до 5%. Фактически, эта программа закрывает все потребности наших клиентов. Но этим меры господдержки не ограничиваются. Есть программа Минпромторга, которая направлена на субсидирование приобретения техники. Есть программа МСП — это развитие малого и среднего предпринимательства. В случае, если нашим аграриям данные меры господдержки покажутся недостаточными, я предлагаю обращаться к региональным мерам господдержки, так как если из федерального бюджета поддержка не может быть оказана, есть региональные программы, которые направлены на предоставление CAPEX по понесенным затратам, предоставляют определенные льготы по налогообложению, земельные участки в аренду для реализации новых проектов. Если смотреть в комплексе, то мы не может подтвердить, что стопроцентная господдержка есть во всем. Например, сейчас строительство элеваторов не субсидируется. Это показатель того, что в будущем программа будет меняться, подстраиваясь под потребности и задачи государства.
А насколько активно регионы дают эту поддержку или переадресуют запросы в Москву?
Татьяна Крейтор: В каждом регионе есть своя инвестиционная программа. Вот, например, Московская область. Федеральный бюджет не планирует с 2019 года субсидировать понесенные затраты по проектам закрытого грунта, поэтому регион ввел свою программу, которая позволяет три года закрывать эту потребность. В итоге, если клиент на территории Московской области начал строить производство и реализовывать проект по закрытому грунту, он может быть уверен, что, предоставив акт ввода в эксплуатацию, региональный Минсельхоз поддержит его и вернет ему CAPEX в размере до 25%. Сейчас каждый проект идет по программе с господдержкой.
Какие отрасли вам видятся наиболее перспективными, где мы идем опережающими темпами, а где отстаем?
Татьяна Крейтор: Когда мы стали уполномоченным банком по реализации льготного механизма кредитования, приоритетной отраслью для большинства инвесторов было растениеводство. Менее приоритетной оставалась отрасль животноводства. Кроме того, мы всегда финансировали перевооружение техники. В растениеводстве в 2017 году была бурная активность по реализации проектов закрытого грунта. На текущий момент в целом по России Минсельхозом РФ профинансировано более ста проектов на сумму около 350 млрд рублей. И сейчас эта отрасль является актуальной, но она имеет достаточно большой отложенный эффект, потому что значительное количество проектов получило финансирование в разных банках. Мы внимательно следим за этой ситуацией и предполагаем, что к 2021 году насыщение в отрасли растениеводства закрытого грунта будет обеспечено. Поэтому сейчас мы не рекомендуем инвесторам в определенных регионах входить в данную подотрасль, а предлагаем выбирать другие подотрасли, которые имеют экспортный потенциал.
По прогнозам Минсельхоза, в этом году урожай зерновых составит 116 млн тонн. Это не рекорд, но каждый раз при разговорах об урожае слышны разные голоса: неурожай —плохо, но и слишком высокий урожай тоже плохо, потому что аграриям приходится за копейки продавать зерно. Есть ли баланс и насколько удачны цифры этого года?
Татьяна Крейтор: В прошлом году мы получили колоссальный урожай — 138 млн тонн и порядка 45 млн тонн было экспортировано. Тогда мы столкнулись с достаточно сильными колебаниями цены. Конечно, когда мы финансировали своих аграриев, были опасения, смогут ли они погасить вовремя свои обязательства и какой график погашения кредитов им установить, потому что цена от региона к региону сильно колебалась. Но Минсельхоз не стоял на месте и разработал программу, которая позволяла субсидировать стоимость предоставления вагонов по вывозу зерна с Урала и Сибири. Именно эти регионы сильно пострадали в связи с падением стоимости зерна. Предоставление нашим крупным зернотрейдерам компенсации затрат по использованию ж/д состава, позволило оперативно вывезти зерно: цена на него была сохранена, как и рентабельность в регионах. Сейчас мы видим хороший урожай, если сравнивать с 90-ми годами. Нам не надо бояться большого урожая, потому что наряду с майскими указами, выполнением задач по экспорту в размере 45 млрд долларов мы должны развивать свою глубокую переработку зерна и направлять все составляющие на экспорт.
Ваш прогноз по экспорту зерна?
Татьяна Крейтор: В этом году экспорт зерна составит 40-45 млн тонн.
Насколько это хороший задел для выполнения майских указов?
Татьяна Крейтор: 45 млрд долларов — что это за сумма? Она складывается не только из экспорта зерна: это и масложировая отрасль, и кондитерская, молочная и мясная переработка. Мы будем экспортировать все в комплексе. В ноябре Сбербанк провел большую конференцию, на которой собрал всех наших ключевых клиентов, которые планируют принять участие в этом направлении, и всех сотрудников, которые обслуживают клиентов данной отрасли. Участниками конференции стали также представители региональных органов Минсельхоза, которые раскрыли экспортный потенциал регионов, в целях реализации майских указов.
Вы перечислили отрасли, в которых мы должны добиться успеха и выйти на экспорт большими объемами. А где мы уже успешны: что мы еще экспортируем и куда?
Татьяна Крейтор: Мы экспортируем все commodity: это и масло, и зерно, и глубокая переработка. Также мы экспортируем свинину, птицу. Сейчас основным экспортным рынком являются страны Египет, Турция, Китай, страны СНГ. Если говорить о развитии птицеводства и животноводства — это уже будет связано с открытием новых для нас рынков. Это и страны Персидского залива, Китай, Юго-Восточная Азия и так далее.
Интересно, много ли желающих зайти на этот рынок?
Татьяна Крейтор: Новичков очень много. Сейчас те, кто был тесно связан с реализацией продукции АПК, желают войти в эту отрасль и ищут для себя подотрасли, в которые они могли бы войти. Приоритетными мы видим аквакультуру: это выращивание лососевых (установка закрытого водоснабжения), чтобы обеспечить и собственный рынок, и продукцию на экспорт. Также есть представители АПК, которые переориентируются с растениеводства в кондитерскую отрасль, потому что понимают, что в этом есть определенный потенциал, который был заложен в аналитическом центре Минсельхоза, когда они детализировали эту сумму. Есть случаи, когда клиенты девелоперского направления, будучи подрядчиками у наших клиентов по строительству агрокомплексов, хотят войти в эту отрасль, потому что имеют опыт строительства подобных объектов и рассчитывают на субсидированные кредиты. Мы сейчас проводим большое количество переговоров, чтобы приоритезировать для них потенциальные рынки.
Наверное справедливо предположить, что интерес к занятию сельским хозяйством во многом подстегнули наши контрсанкции: рынок зачистили от конкурентов и появилось желание прийти на пустое поле. Если предположить, что завтра санкции и контрсанкции снимут, то тот период, пока они действуют, оказался ли он достаточным для того, чтобы наши сельхозпроизводители окрепли и способны ли они выдержать конкуренцию с теми, кого сейчас на нашем рынке нет?
Татьяна Крейтор: Действительно, за это время многое изменилось и все благодаря контрсанкциям. Наша продукция стала конкурентной, узнаваемой, вкусной. Я, заходя в магазин, всегда обращаю внимание на страну происхождения и понимаю, что с учетом срока и условий доставки и хранения, свежести в данном продукте ничтожно мало. При этом нашу продукцию отличают быстрые сроки поставки, высокое качество хранения, отсутствие ГМО, добавок и нитратов. Мы это подтверждаем, потому что мы видим, что используют наши клиенты. Можно утверждать, что российская продукция качественная и полезная, и уже на 70% вытеснила импорт. Остается вопрос конкуренции, потому что на каждый товар есть свой покупатель. И здесь надо отметить, что проекты, которые вышли на эксплуатационную фазу, у которых уже произошла амортизация кредитов, позволяют нам обеспечивать продукцию не только качественную, но и достаточно конкурентную по цене с иностранными производителями. Например, закрытый грунт: мы постоянно проводим аналитику и смотрим себестоимость продукции в Турции, Марокко и в России. Проекты, вышедшие на эксплуатационную фазу, предлагают товары, по себестоимости абсолютно не отличающиеся от импортной продукции, а по качеству — в разы лучше. Но те, кто сейчас находится на инвестиционной фазе и не получили CAPEX, региональную поддержку, возврат НДС и пока не могут выйти на полную производственную мощность, на первом этапе устанавливают достаточно высокие цены. Если завтра откроют рынки, то мы не пропадем, но, я думаю, что этого не произойдет и у нас есть шанс довести начатое дело до конца.
По этой статье комментариев нет. Обсудить статью